Допросы и пытки женщин у фашистов. Почему немцы не признавали советских женщин военнослужащими и как издевались над отважными красноармейками

Допросы и пытки женщин у фашистов. Почему немцы не признавали советских женщин военнослужащими и как издевались над отважными красноармейками

**************************************

Рассказ содержит сцены пытки, насилья, секса. Если это оскорбляет вашу нежную душу - не читайте, а идите на х... отсюда!

**************************************

Сюжет происходит во время Великой Отечественной войны. На оккупированной фашистами территории действует партизанский отряд. Фашисты знают, что среди партизан много женщин, вот только как вычислить их. Наконец им удалось поймать девушку Катю, когда она пыталась зарисовать схему расположения немецких огневых точек...

Пленную девушку ввели в небольшую комнату в школе, где сейчас располагалось отделение гестапо. Допрашивал Катю молодой офицер. Кроме него в комнате было несколько полицаев и две вульгарного вида женщины. Катя знала их, они прислуживали немцам. Вот только не до конца знала как.

Офицер дал указание охранникам, держащим девушку отпустить ее, что они и сделали. Жестом он велел ей сесть. Девушка села. Офицер велел одной из девиц принести чай. Но Катя отказалась. Офицер отпил глоток, потом закурил. Предложил Кате, но она отказалась. Офицер начал разговор, причем он неплохо говорил по-русски.

Как вас зовут?

Катерина.

Я нам известно, что вы занимались разведкой в пользу коммунистов. Это правда?

Но вы такая молодая, такая красивая. Вы наверняка попали на службу к ним случайно?

Нет! Я комсомолка и хочу стать коммунисткой, как мой отец, Герой Советского Союза, который погиб на фронте.

Я сожалею, что такая молодая красивая девушка попалась на удочку красножопых. В свое время, мой отец служил в Русской армии в первую мировую войну. Он командовал ротой. На его счету много славных побед и наград. Но когда к власти пришли коммунисты - за все заслуги перед родиной его обвинили врагом народа и расстреляли. Нас с матерью ждала голодная смерть, как детей врагов народа, но один из немцев (который был в плену, и которого отец не разрешил расстреливать) помог нам бежать в Германию и даже поступить на службу. Я всегда хотел быть героем как мой отец. И теперь я прибыл спасать родину от коммунистов.

Ты фашистская сука, захватчик, убийца ни в чем неповинных людей...

Мы ни когда не убиваем невиновных. Наоборот, мы возвращаем им то, что у них отняли красножопые. Да, мы недавно повесили двух женщин, которые поджигали дома, где временно селились наши солдаты. Но солдаты успевали выбежать, а хозяева теряли последнее, что не отняла у них война.

Они воевали против...

Своего народа!

Неправда!

Хорошо, пусть мы захватчики. От вас сейчас требуется ответить на несколько вопросов. После этого мы определим вам меру наказания.

Я не буду отвечать на ваши вопросы!

Хорошо, тогда назови с кем вместе вы организовываете теракты против немецких солдат.

Не правда. Мы наблюдали за вами.

Тогда зачем мне отвечать?

Чтобы не пострадали невинные.

Я ни кого вам не назову...

Тогда я предложу мальчикам развязать твой упрямый язычок.

У вас ни чего не выйдет!

А это мы еще посмотрим. Пока не было ни одного случая из 15 и чтобы у нас ни чего не вышло... За работу мальчики!

"Я не сразу решился опубликовать эту главу из книги «Плен» на сайте. Это одна из самых страшных и героических историй. Низкий поклон Вам, женщины, за все перенесенное и, увы, так и не оцененное государством, людьми, исследователями. Об этом было трудно писать. Еще труднее разговаривать с бывшими пленными. Низкий поклон Вам - Героини".

"И не было на всей земле таких прекрасных женщин..." Иов.(42:15)

"Слезы мои были для меня хлебом день и ночь... ...ругаются надо мной враги мои..." Псалтырь. (41:4:11)

С первых дней войны в Красную Армию были мобилизованы десятки тысяч женщин-медработников. Тысячи женщин добровольно вступали в армию и в дивизии народного ополчения. На основании постановлений ГКО от 25 марта, 13 и 23 апреля 1942 г. началась массовая мобилизация женщин. Только по призыву комсомола воинами стали 550 тыс. советских женщин. 300 тыс. - призваны в войска ПВО. Сотни тысяч - в военно-медицинскую и санитарную службу, войска связи, дорожные и другие части. В мае 1942 г. принято еще одно постановление ГКО - о мобилизации 25 тысяч женщин в ВМФ.

Из женщин были сформированы три авиаполка: два бомбардировочных и один истребительный, 1-я отдельная женская добровольческая стрелковая бригада, 1-й отдельный женский запасной стрелковый полк.

Созданная в 1942 г. Центральная женская снайперская школа подготовила 1300 девушек-снайперов.

Рязанское пехотное училище им. Ворошилова готовило женщин-командиров стрелковых подразделений. Только в 1943 г. его окончило 1388 человек.

В годы войны женщины служили во всех родах войск и представляли все воинские специальности. Женщины составляли 41% всех врачей, 43% фельдшеров, 100% медсестер. Всего в Красной Армии служили 800 тыс. женщин.

Однако женщины-санинструкторы и санитарки в действующей армии составляли лишь 40%, что нарушает сложившиеся представления о девушке под огнем, спасающей раненых. В своем интервью А.Волков, прошедший всю войну санинструктором, опровергает миф о том, что санинструкторами были только девушки. По его словам, девушки были медсестрами и санитарками в медсанбатах, а санинструкторами и санитарами на передовой в окопах служили в основном мужчины.

"На курсы санинструкторов даже мужиков хилых не брали. Только здоровенных! Работа у санинструктора потяжелей, чем у сапера. Санинструктор должен за ночь минимум раза четыре оползти свои окопы на предмет обнаружения раненых. Это в кино, книгах пишут: она такая слабая, тащила раненого, такого большого, на себе чуть ли не километр! Да это брехня. Нас особо предупреждали: если потащишь раненого в тыл - расстрел на месте за дезертирство. Ведь санинструктор для чего нужен? Санинструктор должен не допустить большой потери крови и наложить повязку. А чтоб в тыл его тащить, для этого у санинструктора все в подчинении. Всегда есть, кому с поля боя вынести. Санинструктор ведь никому не подчиняется. Только начальнику санбата".

Не во всем можно согласиться с А.Волковым. Девушки-санинструкторы спасали раненых, вытаскивая их на себе, волоча за собой, тому есть множество примеров. Интересно другое. Сами женщины-фронтовички отмечают несоответствие стереотипных экранных образов с правдой войны.

Например, бывший санинструктор Софья Дубнякова говорит: "Смотрю фильмы о войне: медсестра на передовой, она идет аккуратная, чистенькая, не в ватных брюках, а в юбочке, у нее пилоточка на хохолке.... Ну, неправда!... Разве мы могли вытащить раненого вот такие?.. Не очень-то ты в юбочке наползаешь, когда одни мужчины вокруг. А по правде сказать, юбки нам в конце войны только выдали. Тогда же мы получили и трикотаж нижний вместо мужского белья".

Кроме санинструкторов, среди которых были женщины, в санротах были санитары-носильщики - это были только мужчины. Они тоже оказывали помощь раненым. Однако их основная задача - выносить уже перевязанных раненых с поля боя.

3 августа 1941 г. нарком обороны издал приказ №281 "О порядке представления к правительственной награде военных санитаров и носильщиков за хорошую боевую работу". Работа санитаров и носильщиков приравнивалась к боевому подвигу. В указанном приказе говорилось: "За вынос с поля боя 15 раненых с их винтовками или ручными пулеметами представлять к правительственной награде медалью “За боевые заслуги” или “За отвагу” каждого санитара и носильщика". За вынос с поля боя 25 раненых с их оружием представлять к ордену Красной Звезды, за вынос 40 раненых - к ордену Красного Знамени, за вынос 80 раненых - к ордену Ленина.

150 тыс. советских женщин удостоены боевых орденов и медалей. 200 - орденов Славы 2-й и 3-й степени. Четверо стали полными кавалерами ордена Славы трех степеней. 86 женщин удостоены звания Героя Советского Союза.

Во все времена служба женщин в армии считалась безнравственной. Много оскорбительной лжи существует о них, достаточно вспомнить ППЖ - походно-полевая жена.

Как ни странно, подобное отношение к женщинам породили мужчины-фронтовики. Ветеран войны Н.С.Посылаев вспоминает: "Как правило, женщины, попавшие на фронт, вскоре становились любовницами офицеров. А как иначе: если женщина сама по себе, домогательствам не будет конца. Иное дело при ком-то..."

Продолжение следует...

А.Волков рассказал, что когда в армию прибывала группа девушек, то за ними сразу «купцы» приезжали: «Сначала самых молодых и красивых забирал штаб армии, потом штабы рангом пониже».

Осенью 1943 г. в его роту ночью прибыла девушка-санинструктор. А на роту положен всего один санинструктор. Оказывается, к девушке «везде приставали, а поскольку она никому не уступала, ее все ниже пересылали. Из штаба армии в штаб дивизии, потом в штаб полка, потом в роту, а ротный послал недотрогу в окопы».

Зина Сердюкова, бывший старшина разведроты 6-го гвардейского кавкорпуса, умела держаться с бойцами и командирами строго, однако однажды произошло следующее:

«Была зима, взвод квартировал в сельском доме, там у меня был закуток. К вечеру меня вызвал командир полка. Иногда он сам ставил задачу по засылке в тыл противника. На этот раз он был нетрезв, стол с остатками еды не убран. Ничего не говоря, он бросился ко мне, пытаясь раздеть. Я умела драться, я же разведчик в конце концов. И тогда он позвал ординарца, приказав держать меня. Они вдвоем рвали с меня одежду. На мои крики влетела хозяйка, у которой квартировали, и только это спасло меня. Я бежала по селу, полураздетая, безумная. Почему-то считала, что защиту найду у командира корпуса генерала Шарабурко, он меня по-отцовски называл дочкой. Адъютант не пускал меня, но я ворвалась к генералу, избитая, растрепанная. Бессвязно рассказала, как полковник М. пытался изнасиловать меня. Генерал успокоил, сказав, что я больше полковника М. не увижу. Через месяц мой командир роты сообщил, что полковник погиб в бою, он был в составе штрафного батальона. Вот что такое война, это не только бомбы, танки, изнурительные марши...»

Все было в жизни на фронте, где «до смерти четыре шага». Однако большинство ветеранов с искренним уважением вспоминают девушек, сражавшихся на фронте. Злословили чаще всего те, кто отсиживался в тылу, за спинами женщин, ушедших на фронт добровольцами.

Бывшие фронтовички, несмотря на трудности, с которыми им приходилось сталкиваться в мужском коллективе, с теплотой и благодарностью вспоминают своих боевых друзей.

Рашель Березина, в армии с 1942 г. - переводчик-разведчик войсковой разведки, закончила войну в Вене старшим переводчиком разведотдела Первого гвардейского механизированного корпуса под командованием генерал-лейтенанта И.Н.Руссиянова. Она рассказывает, что относились к ней очень уважительно, в разведотделе в ее присутствии даже перестали ругаться матом.

Мария Фридман, разведчица 1-й дивизии НКВД, сражавшейся в районе Невской Дубровки под Ленинградом, вспоминает, что разведчики оберегали ее, заваливали сахаром и шоколадом, который находили в немецких блиндажах. Правда, приходилось порой и защищаться «кулаком по зубам».

«Не дашь по зубам - пропадешь!.. В конце-концов, разведчики стали оберегать меня от чужих ухажеров: «Коли никому, так никому».

Когда в полку появились девчата-добровольцы из Ленинграда, нас каждый месяц тащили на «выводку», как мы это называли. В медсанбате проверяли, не забеременел ли кто... После одной такой “выводки” командир полка спросил меня удивленно: «Маруська, ты для кого бережешься? Все равно убьют нас...» Грубоватый был народ, но добрый. И справедливый. Такой воинствующей справедливости, как в окопах, я позже не встречала никогда».

Бытовые трудности, с которыми пришлось столкнуться Марии Фридман на фронте, теперь вспоминаются с иронией.

«Вши заели солдат. Они стаскивают рубахи, штаны, а каково девчонке? Я должна искать брошенную землянку и там, раздевшись догола, пыталась очиститься от вшей. Иногда мне помогали, кто-нибудь встанет в дверях и говорит: «Не суйся, Маруська там вшей давит!»

А банный день! А сходить по нужде! Как-то уединилась, забралась под кустик, над бруствером траншеи, немцы то ли не сразу заметили, то ли дали мне спокойно посидеть, но когда стала натягивать штанишки, просвистело слева и справа. Я свалилась в траншею, штанишки у пяток. Ох, гоготали в окопах о том, как Маруськин зад немцев ослепил...

Поначалу, признаться, меня раздражал этот солдатский гогот, пока не поняла, что смеются не надо мной, а над своей солдатской судьбой, в крови и вшах, смеются, чтобы выжить, не сойти с ума. А мне было достаточно, чтобы после кровавой стычки кто-либо спросил в тревоге: «Манька, ты жива?»

М. Фридман сражалась на фронте и в тылу врага, была трижды ранена, награждена медалью «За отвагу», орденом Красной Звезды...

Продолжение следует...

Девушки-фронтовички несли все тяготы фронтовой жизни наравне с мужчинами, не уступая им ни в храбрости, ни в воинском умении.

Немцы, у которых в армии женщины несли только вспомогательную службу, были чрезвычайно удивлены столь активному участию советских женщин в боевых действиях.

Они даже пытались разыграть «женскую карту» в своей пропаганде, говоря о бесчеловечности советской системы, которая бросает женщин в огонь войны. Примером этой пропаганды служит немецкая листовка, появившаяся на фронте в октябре 1943 г.: «Если ранили друга...»

Большевики всегда удивляли весь мир. И в этой войне они дали нечто совершенно новое:

«Женщина на фронте! С древнейших времен воюют люди и всегда все считали, что война - это мужское дело, воевать должны мужчины, и никому не приходило в голову вовлекать в войну женщин. Правда, были отдельные случаи, вроде пресловутых «ударниц» в конце прошлой войны - но это были исключения и они вошли в историю, как курьез или анекдот.

Но о массовом вовлечении женщин в армию в качестве бойцов, на передовую с оружием в руках - еще никто не додумался, кроме большевиков.

Каждый народ стремится уберечь своих женщин от опасности, сохранить женщину, ибо женщина - это мать, от нее зависит сохранение нации. Может погибнуть большинство мужчин, но женщины должны сохраниться, иначе может погибнуть вся нация".

Неужели немцы вдруг задумались о судьбе русского народа, их волнует вопрос его сохранения. Конечно, нет! Оказывается, все это лишь преамбула к самой главной немецкой мысли:

«Поэтому правительство всякой другой страны в случае чрезмерных потерь, угрожающих дальнейшему существованию нации, постаралось бы вывести свою страну из войны, потому что всякому национальному правительству дорог свой народ». (Выделено немцами. Вот оказывается основная мысль: надо кончать войну, да и правительство нужно национальное. - Арон Шнеер).

«Иначе мыслят большевики. Грузину Сталину и разным Кагановичам, Бериям, Микоянам и всему жидовскому кагалу (ну как в пропаганде обойтись без антисемитизма! - Арон Шнеер), сидящему на народной шее, ровным счетом наплевать на русский народ и на все другие народы России и на саму Россию. У них одна цель - сохранить свою власть и свои шкуры. Поэтому им нужна война, война во что бы то ни стало, война любыми средствами, ценой любых жертв, война до последнего человека, до последнего мужчины и женщины. “Если ранили друга” - оторвало ему, например, обе ноги или руки, не беда, черт с ним, “сумеет” и “подруга” подохнуть на фронте, тащи и ее туда же в мясорубку войны, нечего с ней нежничать. Сталину не жаль русской женщины...»

Немцы, конечно, просчитались, не учли искреннего патриотического порыва тысяч советских женщин, девушек-добровольцев. Конечно, были мобилизации, резвычайные меры в условиях чрезвычайной опасности, трагического положения, сложившегося на фронтах, но будет неправильно не учитывать искреннего патриотического порыва молодежи, родившейся после революции и идеологически подготовленной в предвоенные годы к борьбе и самопожертвованию.

Одной из таких девушек была Юлия Друнина, 17-летней школьницей ушедшая на фронт. Стихотворение, написанное ею после войны, объясняет, почему она и тысячи других девушек добровольно уходили на фронт:

"Я ушла из детства В грязную теплушку, В эшелон пехоты, В санитарный взвод. ... Я пришла из школы В блиндажи сырые. От Прекрасной Дамы - В “мать” и “перемать “. Потому что имя Ближе чем “Россия ”, Не могла сыскать".

Женщины сражались на фронте, утверждая этим свое, равное с мужчинами, право на защиту Отечества. Противник неоднократно давал высокую оценку участию советских женщин в боях:

"Русские женщины... коммунистки ненавидят любого противника, фанатичны, опасны. Санитарные батальоны в 1941 г. отстаивали с гранатами и винтовками в руках последние рубежи перед Ленинградом".

Офицер связи принц Альберт Гогенцоллерн, принимавший участие в штурме Севастополя в июле 1942 г., "восхищался русскими и особенно женщинами, которые, по его словам, проявляют поразительную храбрость, достоинство и стойкость".

По словам итальянского солдата, ему и его товарищам пришлось сражаться под Харьковым против "русского женского полка". Несколько женщин оказались в плену у итальянцев. Однако, в соответствии с соглашением между Вермахтом и итальянской армией, все взятые в плен итальянцами передавались немцам. Последние приняли решение расстрелять всех женщин. По словам итальянца, "женщины другого не ожидали. Только попросили, чтобы им разрешили предварительно вымыться в бане и выстирать свое грязное белье, чтобы умереть в чистом виде, как полагается по старым русским обычаям. Немцы удовлетворили их просьбу. И вот они, вымывшись и надев чистые рубахи, пошли на расстрел..."

То, что рассказ итальянца об участии женского пехотного подразделения в боях не вымысел, подтверждает другая история. Поскольку как в советской научной, так и в художественной литературе, существовали многочисленные упоминания лишь о подвигах отдельных женщин - представителях всех воинских специальностей и никогда не рассказывалось об участии в боях отдельных женских пехотных подразделений, пришлось обратиться к материалу, опубликованному во власовской газете "Заря".

Продолжение следует...

В статье "Валя Нестеренко - помкомвзвода разведки" рассказывается о судьбе, взятой в плен советской девушки. Валя окончила Рязанское пехотное училище. По ее словам, вместе с ней училось около 400 женщин и девушек:

"Что же они все добровольцами были? Считались добровольцами. Но ведь как шли! Собирали молодежь, приходит на собрание из райвоенкомата представитель и спрашивает: «Как, девушки, любите советскую власть?» Отвечают – «Любим». – «Так надо защищать!» Пишут заявления. А там попробуй, откажись! А с 1942 г. и вовсе начались мобилизации. Каждая получает повестку, является в военкомат. Идет на комиссию. Комиссия дает заключение: годна к строевой службе. Направляют в часть. Кто постарше или есть дети, - тех мобилизуют для работы. А кто помоложе и без детей, - того в армию. В моем выпуске было 200 человек. Некоторые не захотели учиться, но их тогда отправили рыть окопы.

В нашем полку из трех батальонов было два мужских и один женский. Женский был первый батальон - автоматчики. В начале, в нем были девушки из детдомов. Отчаянные были. Заняли мы с этим батальоном до десяти населенных пунктов, а потом большинство из них выбыло из строя. Запросили пополнение. Тогда остатки батальона отвели с фронта и прислали новый женский батальон из Серпухова. Там специально формировалась женская дивизия. В новом батальоне были женщины и девушки постарше. Все попали по мобилизации. Учились три месяца на автоматчиков. Сначала, пока больших боев не было, храбрились.

Наступал наш полк на деревни Жилино, Савкино, Суровежки. Женский батальон действовал посередине, а мужские - с левого и правого флангов. Женский батальон должен был перевалить через Хелм и наступать на опушку леса. Только на пригорок взобрались - начала бить артиллерия. Девчата и женщины начали кричать и плакать. Сбились в кучу, так их в куче артиллерия немецкая всех и положила. В батальоне было не меньше 400 человек, а в живых осталось от всего батальона три девушки. Что было, - и смотреть страшно... горы женских трупов. Разве женское это дело, война?"

Сколько женщин-военнослужащих Красной Армии оказалось в немецком плену, - неизвестно. Однако немцы не признавали женщин военнослужащими и расценивали их как партизан. Поэтому, по словам немецкого рядового Бруно Шнейдера, перед отправкой его роты в Россию их командир обер-лейтенант Принц ознакомил солдат с приказом: "Расстреливать всех женщин, которые служат в частях Красной Армии". Многочисленные факты свидетельствуют о том, что этот приказ применялся на протяжении всей войны.

В августе 1941 г. по приказу Эмиля Кноля, командира полевой жандармерии 44-й пехотной дивизии, была расстреляна военнопленная - военный врач.

В г. Мглинск Брянской области в 1941 г. немцы захватили двух девушек из санитарной части и расстреляли их.

После разгрома Красной Армии в Крыму в мае 1942 г. в Рыбацком поселке "Маяк" недалеко от Керчи в доме жительницы Буряченко скрывалась неизвестная девушка в военной форме. 28 мая 1942 г. немцы во время обыска обнаружили ее. Девушка оказала фашистам сопротивление, кричала: "Стреляйте, гады! Я погибаю за советский народ, за Сталина, а вам, изверги, настанет собачья смерть!" Девушку расстреляли во дворе.

В конце августа 1942 г. в станице Крымской Краснодарского края расстреляна группа моряков, среди них было несколько девушек в военной форме.

В станице Старотитаровской Краснодарского края среди расстрелянных военнопленных обнаружен труп девушки в красноармейской форме. При ней был паспорт на имя Михайловой Татьяны Александровны, 1923 г. Родилась в селе Ново-Романовка.

В селе Воронцово-Дашковское Краснодарского края в сентябре 1942 г. были зверски замучены взятые в плен военфельдшера Глубокова и Ячменева.

5 января 1943 г. неподалеку от хутора Северный были захвачены в плен 8 красноармейцев. Среди них - медицинская сестра по имени Люба. После продолжительных пыток и издевательств всех захваченных расстреляли.

Переводчик дивизионной разведки П.Рафес вспоминает, что в освобожденной в 1943 деревне Смаглеевка в 10 км от Кантемировки жители рассказали, как в 1941 г. "раненую девушку-лейтенанта голую вытащили на дорогу, порезали лицо, руки, отрезали груди..."

Зная о том, что их ожидает в случае плена, женщины-солдаты, как правило, сражались до последнего.

Часто захваченные в плен женщины перед смертью подвергались насилию. Солдат из 11-й танковой дивизии Ганс Рудгоф свидетельствует, что зимой 1942 г. "...на дорогах лежали русские санитарки. Их расстреляли и бросили на дорогу. Они лежали обнаженные... На этих мертвых телах... были написаны похабные надписи".

В Ростове в июле 1942 г. немецкие мотоциклисты ворвались во двор, в котором находились санитарки из госпиталя. Они собирались переодеться в гражданское платье, но не успели. Их так, в военной форме, затащили в сарай и изнасиловали. Однако не убили.

Насилию и издевательствам подвергались и женщины-военнопленные, оказавшиеся в лагерях. Бывший военнопленный К.А.Шенипов рассказал, что в лагере в Дрогобыче была красивая пленная девушка по имени Люда. "Капитан Штроер - комендант лагеря, пытался ее изнасиловать, но она оказала сопротивление, после чего немецкие солдаты, вызванные капитаном, привязали Люду к койке, и в таком положении Штроер ее изнасиловал, а потом застрелил".

В шталаге 346 в Кременчуге в начале 1942 г. немецкий лагерный врач Орлянд собрал 50 женщин врачей, фельдшериц, медсестер, раздел их и "приказал нашим врачам исследовать их со стороны гениталий - не больны ли они венерическими заболеваниями. Наружный осмотр он проводил сам. Выбрал из них 3 молодых девушек, забрал их к себе "прислуживать". За осмотренными врачами женщинами приходили немецкие солдаты и офицеры. Немногим из этих женщин удалось избежать изнасилования.

Особенно цинично относилась к женщинам-военнопленным лагерная охрана из числа бывших военнопленных и лагерные полицаи. Они насиловали пленниц или под угрозой смерти заставляли сожительствовать с ними. В Шталаге № 337, неподалеку от Барановичей, на специально огороженной колючей проволокой территории содержалось около 400 женщин-военнопленных. В декабре 1967 г. на заседании военного трибунала Белорусского военного округа бывший начальник охраны лагеря А.М.Ярош признался, что его подчиненные насиловали узниц женского блока.

В лагере военнопленных Миллерово тоже содержались пленные женщины. Комендантом женского барака была немка из немцев Поволжья. Страшной была участь девушек, томившихся в этом бараке:

"Полицаи часто заглядывали в этот барак. Ежедневно за пол-литра комендант давала любую девушку на выбор на два часа. Полицай мог взять ее к себе в казарму. Они жили по двое в комнате. Эти два часа он мог ее использовать, как вещь, надругаться, поиздеваться, сделать все, что ему вздумается. Однажды во время вечерней поверки пришел сам шеф полиции, ему девушку давали на всю ночь, немка пожаловалась ему, что эти “падлюки” неохотно идут к твоим полицаям. Он с усмешкой посоветовал: “A ты тем, кто не хочет идти, устрой “красный пожарник”. Девушку раздевали догола, распинали, привязав веревками на полу. Затем брали красный горький перец большого размера, выворачивали его и вставляли девушке во влагалище. Оставляли в таком положении до получаса. Кричать запрещали. У многих девушек губы были искусаны - сдерживали крик, и после такого наказания они долгое время не могли двигаться. Комендантша, за глаза ее называли людоедкой, пользовалась неограниченными правами над пленными девушками и придумывала и другие изощренные издевательства. Например, “самонаказание”. Имеется специальный кол, который сделан крестообразно высотой 60 сантиметров. Девушка должна раздеться догола, вставить кол в задний проход, руками держаться за крестовину, а ноги положить на табуретку и так держаться три минуты. Кто не выдерживал, должен был повторить сначала. О том, что творится в женском лагере, мы узнавали от самих девушек, выходивших из барака посидеть минут десять на скамейке. Также и полицаи хвастливо рассказывали о своих подвигах и находчивой немке".

Продолжение следует...

Женщины-военнопленные содержались во многих лагерях. По словам очевидцев, они производили крайне жалкое впечатление. В условиях лагерной жизни им было особенно тяжело: они, как никто другой, страдали от отсутствия элементарных санитарных условий.

Посетивший осенью 1941 г. Седлицкий лагерь К. Кромиади, член комиссии по распределению рабочей силы, беседовал с пленными женщинами. Одна из них, женщина-военврач, призналась: "... все переносимо, за исключением недостатка белья и воды, что не позволяет нам ни переодеться, ни помыться".

Группа женщин-медработников, взятых в плен в Киевском котле в сентябре 1941 г., содержалась во Владимир-Волынске - лагерь Офлаг № 365 "Норд".

Медсестры Ольга Ленковская и Таисия Шубина попали в плен в октябре 1941 г. в Вяземском окружении. Сначала женщин содержали в лагере в Гжатске, затем в Вязьме. В марте при приближении Красной Армии немцы перевели пленных женщин в Смоленск в Дулаг № 126. Пленниц в лагере находилось немного. Содержались в отдельном бараке, общение с мужчинами было запрещено. С апреля по июль 1942 г. немцы освободили всех женщин с "условием вольного поселения в Смоленске".

После падения Севастополя в июле 1942 г. в плену оказалось около 300 женщин-медработников: врачей, медсестер, санитарок. Вначале их отправили в Славуту, а в феврале 1943 г., собрав в лагере около 600 женщин-военнопленных, погрузили в вагоны и повезли на Запад. В Ровно всех выстроили, и начались очередные поиски евреев. Одна из пленных, Казаченко, ходила и показывала: "это еврей, это комиссар, это партизан". Кого отделили от общей группы, расстреляли. Оставшихся вновь погрузили в вагоны, мужчин и женщин вместе. Сами пленные поделили вагон на две части: в одной - женщины, в другой - мужчины. Оправлялись в дырку в полу.

По дороге пленных мужчин высаживали на разных станциях, а женщин 23 февраля 1943 г. привезли в город Зоес. Выстроили и объявили, что они будут работать на военных заводах. В группе пленных была и Евгения Лазаревна Клемм. Еврейка. Преподаватель истории Одесского пединститута, выдавшая себя за сербку. Она пользовалась особым авторитетом среди женщин-военнопленных. Е.Л.Клемм от имени всех на немецком языке заявила: "Мы - военнопленные и на военных заводах работать не будем". В ответ всех начали избивать, а затем загнали в небольшой зал, в котором от тесноты нельзя было ни сесть, ни двинуться. Так стояли почти сутки. А потом непокорных отправили в Равенсбрюк.

Этот женский лагерь был создан в 1939 г. Первыми узницами Равенсбрюка были заключенные из Германии, а затем из европейских стран, оккупированных немцами. Всех узниц остригли наголо, одели в полосатые (в синюю и в серую полоску) платья и жакеты без подкладки. Нижнее белье - рубашка и трусы. Ни лифчиков, ни поясов не полагалось. В октябре на полгода выдавали пару старых чулок, однако не всем удавалось проходить в них до весны. Обувь, как и в большинстве концлагерей, - деревянные колодки.

Барак делился на две части, соединенные коридором: дневное помещение, в котором находились столы, табуретки и небольшие стенные шкафчики, и спальное - трехъярусные нары-лежаки с узким проходом между ними. На двоих узниц выдавалось одно хлопчатобумажное одеяло. В отдельной комнате жила блоковая - старшая барака. В коридоре находилась умывальная, уборная.

Узницы работали в основном на швейных предприятиях лагеря. В Равенсбрюке изготавливалось 80% всего обмундирования для войск СС, а также лагерная одежда как для мужчин, так и для женщин.

Первые советские женщины-военнопленные - 536 человек - прибыли в лагерь 28 февраля 1943 г. Вначале всех отправили в баню, а затем выдали лагерную полосатую одежду с красным треугольником с надписью: "SU" - Sowjet Union.

Еще до прибытия советских женщин эсэсовцы распустили по лагерю слух, что из России привезут банду женщин-убийц. Поэтому их поместили в особый блок, огороженный колючей проволокой.

Каждый день узницы вставали в 4 утра на поверку, порой длившуюся несколько часов. Затем работали по 12-13 часов в швейных мастерских или в лагерном лазарете.

Завтрак состоял из эрзац-кофе, который женщины использовали в основном для мытья головы, так как теплой воды не было. Для этой цели кофе собирали и мылись по очереди.

Женщины, у которых волосы уцелели, стали пользоваться расческами, которые сами же и делали. Француженка Мишлин Морель вспоминает, что "русские девушки, используя заводские станки, нарезали деревянные дощечки или металлические пластины и отшлифовывали их так, что они становились вполне приемлемыми расческами. За деревянный гребешок давали полпорции хлеба, за металлический - целую порцию".

На обед узницы получали пол-литра баланды и 2- 3 вареные картофелины. Вечером получали на пятерых маленькую буханку хлеба с примесью древесных опилок и вновь пол-литра баланды.

О том, какое впечатление произвели на узниц Равенсбрюка советские женщины, свидетельствует в своих воспоминаниях одна из узниц Ш. Мюллер: "...в одно из воскресений апреля нам стало известно, что советские заключенные отказались выполнить какой-то приказ, ссылаясь на то, что согласно Женевской Конвенции Красного Креста с ними следует обращаться как с военнопленными. Для лагерного начальства это была неслыханная дерзость. Всю первую половину дня их заставили маршировать по Лагерштрассе (главная "улица" лагеря – примечание автора) и лишили обеда.

Но женщины из красноармейского блока (так мы называли барак, где они жили) решили превратить это наказание в демонстрацию своей силы. Помню, кто-то крикнул в нашем блоке: “Смотрите, Красная Армия марширует!” Мы выбежали из бараков, бросились на Лагерштрассе. И что же мы увидели?

Это было незабываемо! Пятьсот советских женщин по десять в ряд, держа равнение, шли, словно на параде, чеканя шаг. Их шаги, как барабанная дробь, ритмично отбивали такт по Лагерштрассе. Вся колонна двигалась как единое целое. Вдруг женщина на правом фланге первого ряда дала команду запевать. Она отсчитала: “Раз, два, три!” И они запели:

Вставай страна огромная, Вставай на смертный бой...

Потом они запели о Москве.

Фашисты были озадачены: наказание маршировкой униженных военнопленных превратилось в демонстрацию их силы и непреклонности...

Не получилось у СС оставить советских женщин без обеда. Узницы из политических заблаговременно позаботились о еде для них".

Продолжение следует...

Советские женщины-военнопленные не раз поражали своих врагов и солагерниц единством и духом сопротивления. Однажды 12 советских девушек были включены в список заключенных, предназначенных для отправки в Майданек, в газовые камеры. Когда эсэсовцы пришли в барак, чтобы забрать женщин, товарищи отказались их выдать. Эсэсовцам удалось найти их. "Оставшиеся 500 человек построились по пять человек и пошли к коменданту. Переводчиком была Е.Л.Клемм. Комендант загнал в блок пришедших, угрожая им расстрелом, и они начали голодную забастовку".

В феврале 1944 г. около 60 женщин-военнопленных из Равенсбрюка перевели в концлагерь в г. Барт на авиационный завод "Хейнкель". Девушки и там отказались работать. Тогда их выстроили в два ряда и приказали раздеться до рубашек, снять деревянные колодки. Много часов они стояли на морозе, каждый час приходила надзирательница и предлагала кофе и постель тому, кто согласится выйти на работу. Затем троих девушек бросили в карцер. Две из них умерли от воспаления легких.

Постоянные издевательства, каторжная работа, голод приводили к самоубийствам. В феврале 1945 г. бросилась на проволоку защитница Севастополя военврач Зинаида Аридова.

И все-таки узницы верили в освобождение, и эта вера звучала в песне, сложенной неизвестным автором:

Выше голову, русские девочки! Выше головы, будьте смелей! Нам терпеть остается не долго, Прилетит по весне соловей... И откроет нам двери на волю, Снимет платье в полоску с плечей И залечит глубокие раны, Вытрет слезы с опухших очей. Выше голову, русские девочки! Будьте русскими всюду, везде! Ждать недолго осталось, недолго - И мы будем на русской земле.

Бывшая узница Жермена Тильон в своих воспоминаниях дала своеобразную характеристику русским женщинам-военнопленным, попавшим в Равенсбрюк: "...их спаянность объяснялась тем, что они прошли армейскую школу еще до пленения. Они были молоды, крепки, опрятны, честны, а также довольно грубы и необразованны. Встречались среди них и интеллигентки (врачи, учительницы) - доброжелательные и внимательные. Кроме того, нам нравилась их непокорность, нежелание подчиняться немцам".

Женщин-военнопленных отправляли и в другие концлагеря. Узник Освенцима А.Лебедев вспоминает, что в женском лагере содержались парашютистки Ира Иванникова, Женя Саричева, Викторина Никитина, врач Нина Харламова и медсестра Клавдия Соколова.

В январе 1944 г. за отказ подписать согласие на работу в Германии и перейти в категорию гражданских рабочих более 50 женщин-военнопленных из лагеря в г. Хелм отправили в Майданек. Среди них были врач Анна Никифорова, военфельдшеры Ефросинья Цепенникова и Тоня Леонтьева, лейтенант пехоты Вера Матюцкая.

Штурман авиаполка Анна Егорова, чей самолет был сбит над Польшей, контуженная, с обгоревшим лицом, попала в плен и содержалась в Кюстринском лагере.

Несмотря на царящую в неволе смерть, несмотря на то, что всякая связь между военнопленными мужчинами и женщинами была запрещена, там, где они работали вместе, чаще всего в лагерных лазаретах, порой зарождалась любовь, дарующая новую жизнь. Как правило, в таких редких случаях немецкое руководство лазаретом не препятствовало родам. После рождения ребенка мать-военнопленная либо переводилась в статус гражданского лица, освобождалась из лагеря и отпускалась по месту жительства ее родных на оккупированной территории, либо возвращалась с ребенком в лагерь.

Так, из документов лагерного лазарета Шталага № 352 в Минске, известно, что "приехавшая 23.2.42 в I Городскую больницу для родов медицинская сестра Синдева Александра уехала вместе с ребенком в лагерь военнопленных Ролльбан".

В 1944 г. отношение к женщинам-военнопленным ожесточается. Их подвергают новым проверкам. В соответствии с общими положениями о проверке и селекции советских военнопленных, 6 марта 1944 г. ОКВ издало специальное распоряжение "Об обращении с русскими женщинами-военнопленными". В этом документе говорилось, что содержащихся в лагерях военнопленных советских женщин следует подвергать проверке местным отделением гестапо так же, как всех вновь прибывающих советских военнопленных. Если в результате полицейской проверки выявляется политическая неблагонадежность женщин-военнопленных, их следует освобождать от плена и передавать полиции.

На основе этого распоряжения начальник Службы безопасности и СД 11 апреля 1944 г. издал приказ об отправке неблагонадежных женщин-военнопленных в ближайший концлагерь. После доставки в концлагерь такие женщины подвергались так называемой "специальной обработке" - ликвидации. Так погибла Вера Панченко-Писанецкая - старшая группы семисот девушек-военнопленных, работавших на военном заводе в г. Гентин. На заводе выпускалось много брака, и в ходе расследования выяснилось, что саботажем руководила Вера. В августе 1944 г. ее отправили в Равенсбрюк и там осенью 1944 г. повесили.

В концлагере Штуттгоф в 1944 г. были убиты 5 русских старших офицеров, в том числе женщина-майор. Их доставили в крематорий - место казни. Сначала привели мужчин и одного за другим расстреляли. Затем - женщину. По словам поляка, работавшего в крематории и понимавшего русский язык, эсэсовец, говоривший по-русски, издевался над женщиной, заставляя выполнять его команды: “направо, налево, кругом...” После этого эсэсовец спросил ее: “Почему ты это сделала?” Что она сделала, я так и не узнал. Она ответила, что сделала это для родины. После этого эсэсовец влепил пощечину и сказал: “Это для твоей родины”. Русская плюнула ему в глаза и ответила: “А это для твоей родины”. Возникло замешательство. К женщине подбежали двое эсэсовцев и ее живую стали заталкивать в топку для сжигания трупов. Она сопротивлялась. Подбежали еще несколько эсэсовцев. Офицер кричал: “В топку ее!” Дверца печи была открыта, и из-за жара волосы женщины загорелись. Несмотря на то, что женщина энергично сопротивлялась, ее положили на тележку для сжигания трупов и затолкали в печь. Это видели все работавшие в крематории заключенные". К сожалению, имя этой героини осталось неизвестным.

Продолжение следует...

Бежавшие из плена женщины продолжали борьбу против врага. В секретном сообщение №12 от 17 июля 1942 г. начальника полиции безопасности оккупированных восточных областей имперскому министру безопасности ХVII военного округа в разделе "Евреи" сообщается, что в Умани "арестована еврейка-врач, которая раньше служила в Красной Армии и была взята в плен. После бегства из лагеря военнопленных она укрывалась в детском доме в Умани под ложной фамилией и занималась врачебной практикой. Использовала эту возможность для доступа в лагерь военнопленных в шпионских целях". Вероятно, неизвестная героиня оказывала помощь военнопленным.

Женщины-военнопленные, рискуя жизнью, неоднократно спасали своих еврейских подруг. В Дулаге № 160 г. Хорол в карьере на территории кирпичного завода содержалось около 60 тыс. пленных. Там же была и группа девушек-военнопленных. Из них в живых к весне 1942 г. осталось семь-восемь. Летом 1942 г. все они были расстреляны за то, что укрывали еврейку.

Осенью 1942 г. в лагере Георгиевск вместе с другими пленными находилось и несколько сот военнопленных девушек. Однажды немцы повели на расстрел выявленных евреев. Среди обреченных была и Циля Гедалева. В последнюю минуту немецкий офицер, руководивший расправой, неожиданно сказал: "Медхен раус! - Девушка - вон!" И Циля вернулась в женский барак. Подруги дали Циле новое имя - Фатима, и в дальнейшем она по всем документам проходила татаркой.

Военврач III-го ранга Эмма Львовна Хотина с 9 по 20 сентября находилась в окружении в Брянских лесах. Была взята в плен. Во время очередного этапа из деревни Кокаревка в г. Трубчевск бежала. Скрывалась под чужой фамилией, часто меняя квартиру. Ей помогали ее товарищи - русские врачи, которые работали в лагерном лазарете в Трубчевске. Они наладили связь с партизанами. И когда 2 февраля 1942 г. партизаны напали на Трубчевск, 17 врачей, фельдшеров и медсестер ушли с ними. Э. Л. Хотина стала начальником санслужбы партизанского объединения Житомирской области.

Сара Земельман - военфельдшер, лейтенант медслужбы, работала в передвижном полевом госпитале № 75 Юго-Западного фронта. 21 сентября 1941 г. под Полтавой, раненная в ногу, попала в плен вместе с госпиталем. Начальник госпиталя Василенко вручил Саре документы на имя Александры Михайловской, убитой фельдшерицы. Среди сотрудников госпиталя, оказавшихся в плену, предателей не нашлось. Через три месяца Саре удалось бежать из лагеря. Месяц она скиталась по лесам и деревням, пока неподалеку от Кривого Рога, в селе Веселые Терны, ее не приютила семья фельдшера-ветеринара Ивана Лебедченко. Больше года Сара жила в подвале дома. 13 января 1943 г. Веселые Терны были освобождены Красной Армией. Сара пошла в военкомат и попросилась на фронт, однако ее поместили в фильтрационный лагерь №258. На допросы вызывали только ночью. Следователи спрашивали, как она, еврейка, выжила в фашистском плену? И только встреча в этом же лагере с сослуживцами по госпиталю - рентгенологом и главным хирургом - помогла ей.

С.Земельман направили в медсанбат 3-й Поморской дивизии 1-й Польской армии. Закончила войну на подступах к Берлину 2 мая 1945 г. Удостоена трех орденов Красной Звезды, ордена Отечественной войны 1-й степени, награждена польским орденом "Серебряный крест за заслуги".

К сожалению, после освобождения из лагерей узницы столкнулись с несправедливостью, подозрением и презрением к ним, прошедшим ад немецких лагерей.

Груня Григорьева вспоминает, что красноармейцы, освободившие Равенсбрюк 30 апреля 1945 г., на девушек-военнопленных «…смотрели как на предателей. Это нас потрясло. Такой встречи мы не ожидали. Наши больше отдавали предпочтение француженкам, полькам – иностранкам».

После окончания войны женщины-военнопленные прошли все муки и унижения во время проверок СМЕРШа в фильтрационных лагерях. Александра Ивановна Макс, одна из 15 советских женщин, освобожденных в лагере Нейхаммер, рассказывает, как советский офицер в лагере для репатриантов отчитывал их: "Как вам не стыдно, в плен сдались, вы... " А я спорить с ним: "А что же мы должны были сделать?" А он говорит: "Вы должны были себя расстрелять, а в плен не сдаваться!" А я говорю: "А где же у нас пистолеты были?" - "Ну, вы могли, должны были повеситься, убить себя. Но не сдаваться в плен".

Многие фронтовики знали, что ожидает бывших пленных дома. Одна из освобожденных женщин Н.А.Курляк вспоминает: "Нас, 5 девушек, оставили работать в советской военной части. Мы все время просили: “Отправьте домой”. Нас отговаривали, упрашивали: “Побудьте еще немного, на вас будут смотреть с презрением”. Но мы не верили".

И уже через несколько лет после войны женщина-врач, бывшая пленная, пишет в частном письме: " ... мне порой очень жаль, что я осталась жива, потому что всегда ношу на себе это темное пятно плена. Все-таки многие не знают, что это была за “жизнь”, если можно это назвать жизнью. Многие не верят, что мы там честно переносили тяжести плена и остались честными гражданами Советского государства".

Пребывание в фашистской неволе неисправимо отразилось на здоровье многих женщин. У большинства из них еще в лагере прекратились естественные женские процессы и у многих так и не восстановились.

Некоторые, переведенные из лагерей военнопленных в концлагеря, были подвергнуты стерилизации. "У меня не было детей после стерилизации в лагере. И так я осталась как бы калекой... Многие из наших девушек не имели детей. Так некоторых мужья бросали, потому что хотели иметь детей. А мой муж меня не бросил, как есть, говорит, так и будем жить. И до сих пор мы с ним живем".

Пытками часто называют различные мелкие неурядицы, происходящие со всеми в обиходе. Этого определения удостаивается воспитание непослушных детей, длительное стояние в очереди, большая стирка, последующая глажка белья и даже процесс приготовления еды. Все это, конечно, бывает очень мучительным и неприятным (хотя степень изнурительности в значительной мере зависит от характера и склонностей человека), но все же мало напоминает самые страшные пытки в истории человечества. Практика допросов «с пристрастием» и других насильственных действий в отношении узников имела место практически во всех странах мира. Временные рамки также не определены, но поскольку современному человеку психологически ближе события относительно недавние, то и внимание его привлечено к методам и специальному оборудованию, изобретенному в двадцатом веке, в частности в немецких концлагерях времен Но ведь были и древневосточные, и средневековые пытки. Фашистов учили и их коллеги из японской контрразведки, НКВД и других аналогичных карательных органов. Так зачем же было все над людьми?

Смысл термина

Для начала, приступая к изучению какого-либо вопроса или явления, любой исследователь старается дать ему определение. «Правильно назвать - уже наполовину понять» - гласит

Итак, пытка - это сознательное причинение страданий. При этом не имеет значения природа мучений, она может быть не только физической (в виде боли, жажды, голода или лишения возможности сна), но и морально-психологической. Кстати, самые страшные пытки в истории человечества, как правило, сочетают оба «канала воздействия».

Но значение имеет не только сам факт страдания. Бессмысленное мучение называется истязанием. От него пытка отличается целенаправленностью. Иными словами, человека бьют плетью или подвешивают на дыбу не просто так, а для того, чтобы получить какой-то результат. Применяя насилие, жертву побуждают к признанию вины, разглашению скрываемой информации, а иногда и просто карают за какой-то проступок или преступление. Двадцатый век добавил в список возможных целей истязаний еще один пункт: пытки в концлагерях иногда производились с целью изучения реакции организма на невыносимые условия для определения предела человеческих возможностей. Эти эксперименты признаны Нюрнбергским трибуналом антигуманными и псевдонаучными, что не помешало изучать их результаты после разгрома нацистской Германии специалистами-физиологами стран-победительниц.

Смерть или суд

Целенаправленный характер действий предполагает, что после получения результата даже самые страшные пытки в прекращались. Продолжать их не имело смысла. Должность палача-экзекутора, как правило, занимал профессионал, знающий о болевых приемах и особенностях психологии если не все, то очень многое, и тратить его усилия на бессмысленные издевательства не было никакого смысла. После признания жертвы в преступлении ее могла ждать, в зависимости от степени цивилизованности общества, немедленная смерть или лечение с последующим преданием суду. Юридически оформленная казнь после пристрастных допросов во время следствия была характерна для карательной юстиции Германии в начальную гитлеровскую эпоху и для сталинских «открытых процессов» (шахтинское дело, суд над промпартией, расправы над троцкистами и т. д.). После придания подсудимым сносного внешнего вида их одевали в приличные костюмы и демонстрировали общественности. Сломленные морально, люди чаще всего покорно повторяли все, в чем их заставляли признаться следователи. Пытки и казни были поставлены на поток. Правдивость показаний значения не имела. И в Германии, и в СССР 30-х годов признание обвиняемого считалось «царицей улик» (А. Я. Вышинский, прокурор СССР). Жестокие пытки применялись с целью его получения.

Смертельные пытки инквизиции

Мало в какой области своей деятельности (разве что в изготовлении орудий убийства) человечество настолько преуспело. При этом следует отметить, что в последние столетия наблюдается даже некоторый регресс по сравнению с древними временами. Европейские казни и пытки женщин в Средневековье производились, как правило, по обвинению в колдовстве, а поводом чаще всего становилась внешняя привлекательность несчастной жертвы. Впрочем, инквизиция иногда осуждала и тех, кто в самом деле совершил страшные преступления, но спецификой того времени была однозначная обреченность приговоренного. Независимо от того, насколько долго длились мучения, они кончались лишь смертью осужденного. В качестве орудия казни могли использовать Железную деву, Медного быка, костер или описанный Эдгаром По маятник с острым краем, методично опускавшийся на грудь жертвы дюйм за дюймом. Ужасные пытки инквизиции отличались длительностью и сопровождались немыслимыми моральными мучениями. Предварительное расследование могло вестись с применением других хитроумных механических устройств для медленного расщепления костей пальцев и конечностей и разрыва мускульных связок. Самыми известными орудиями стали:

Металлическая раздвижная груша, применявшаяся для особо изощренной пытки женщин в Средневековье;

- «испанский сапог»;

Испанское же кресло с зажимами и жаровней для ног и ягодиц;

Железный лифчик (пектораль), надеваемый на грудь в раскаленном виде;

- «крокодилы» и специальные щипцы для раздавливания мужских гениталий.

У палачей инквизиции была и другая пыточная оснастка, о которой лучше не знать людям с чувствительной психикой.

Восток, Древний и современный

Какими бы ни были хитроумными европейские изобретатели членовредительной техники, но самые страшные пытки в истории человечества изобретены все же на Востоке. Инквизиция использовала металлические инструменты, имевшие порой весьма замысловатую конструкцию, в Азии же предпочитали все натуральное, природное (сегодня эти средства, возможно, назвали бы экологичными). Насекомые, растения, животные - все шло в ход. Восточные пытки и казни имели те же цели, что и европейские, но технически отличались длительностью и большей изощренностью. Древнеперсидские палачи, например, практиковали скафизм (от греческого слова «скафиум» - корыто). Жертву обездвиживали оковами, привязывали к корыту, заставляли есть мед и пить молоко, затем намазывали все тело сладким составом, и опускали в болото. Кровососущие насекомые заживо медленно съедали человека. Так же примерно поступали в случае казни на муравейнике, а если несчастный подлежал сожжению на палящем солнце, ему еще для пущих мучений срезали веки. Существовали и другие виды пыток, в которых использовались элементы биосистемы. Например, известно, что бамбук растет быстро, по метру в день. Достаточно просто подвесить жертву на небольшом расстоянии над молодой порослью, а оконечности стеблей срезать под острым углом. У пытаемого есть время одуматься, признаться во всем и выдать подельников. Если же он проявит упорство, то будет медленно и мучительно протыкаться растениями. Такой выбор предоставлялся, впрочем, не всегда.

Пытки как метод дознания

И в и в более поздний период различные виды пыток применялись не только инквизиторами и прочими официально признанными изуверскими структурами, но и обычными органами государственной власти, сегодня называемыми правоохранительными. Он входили в набор методик следствия и дознания. Со второй половины XVI века в России практиковались разные типы телесного воздействия, как то: кнут, подвешивание, дыба, прижигание клещами и открытым огнем, погружение в воду, и так далее. Просвещенная Европа тоже отнюдь не отличалась гуманизмом, но практика показывала, что в некоторых случаях пытки, издевательства и даже страх смерти не гарантировали выяснения истины. Более того, в отдельных случаях жертва была готова признаться в самом позорном преступлении, предпочитая ужасный конец бесконечному ужасу и боли. Известен случай с мельником, помнить о котором призывает надпись на фронтоне французского дворца правосудия. Он взял на себя под пыткой чужую вину, был казнен, а настоящий преступник был вскоре пойман.

Отмена пыток в разных странах

В конце XVII столетия начался постепенный отход от пыточной практики и переход от нее к другим, более человечным методам дознания. Одним из итогов эпохи Просвещения стало осознание того, что не жестокость наказания, а его неотвратимость влияет на снижение преступной активности. В Пруссии пытки отменили с 1754 года, эта страна стала первой, поставившей свое судопроизводство на службу гуманизму. Далее процесс пошел поступательно, разные государства последовали ее примеру в следующей последовательности:

ГОСУДАРСТВО Год фатического запрета пыток Год официального запрета пыток
Дания 1776 1787
Австрия 1780 1789
Франция
Нидерланды 1789 1789
Сицилийские королевства 1789 1789
Австрийские Нидерланды 1794 1794
Венецианская республика 1800 1800
Бавария 1806 1806
Папская область 1815 1815
Норвегия 1819 1819
Ганновер 1822 1822
Португалия 1826 1826
Греция 1827 1827
Швейцария (*) 1831-1854 1854

Примечание:

*) законодательства различных кантонов Швейцарии менялись в разное время указанного периода.

Отдельного упоминания заслуживают две страны - Британия и Россия.

Екатерина Великая отменила пытки в 1774 году, издав секретный указ. Этим она, с одной стороны, продолжала удерживать преступников в страхе, но, с другой, проявляла стремление следовать идеям Просвещения. Юридически оформил это решение уже Александр I в 1801 году.

Что касается Англии, то там пытки были запрещены в 1772 году, но не все, а только некоторые.

Нелегальные пытки

Законодательный запрет отнюдь не означал полного исключения их из практики досудебного расследования. Во всех странах находились представители полицейского сословия, готовые нарушить закон во имя его торжества. Другое дело, что их действия производились нелегально, и в случае разоблачения им грозило юридическое преследование. Конечно же, и методы существенно изменились. Требовалось «работать с людьми» более осторожно, не оставляя видимых следов. В XIX и XX веках в ход шли предметы тяжелые, но с мягкой поверхностью, такие как мешочки с песком, толстые тома (ирония ситуации проявлялась в том, что чаще всего это были своды законов), резиновые шланги и т. п. Не оставлялись без внимания и методы морального давления. Некоторые следователи порой угрожали суровыми наказаниями, длительными сроками и даже расправой над близкими. Это тоже были пытки. Ужас, испытываемый подследственными, побуждал их делать признания, оговаривать себя и получать незаслуженные наказания, вплоть до Большинство же служащих полиции выполняли свой долг честно, изучая улики и собирая свидетельские показания для предъявления обоснованного обвинения. Все изменилось после прихода к власти в некоторых странах тоталитарных и диктаторских режимов. Произошло это в XX веке.

После Октябрьского переворота 1917 года на территории бывшей Российской империи разразилась Гражданская война, в которой обе воюющие стороны чаще всего не считали себя связанными законодательными нормами, бывшими обязательными при царе. Пытки военнопленных с целью получения информации о противнике практиковались и белогвардейской контрразведкой, и ЧК. В годы Красного террора имели место чаще всего казни, но издевательства над представителями «класса эксплуататоров», к которым причисляли и духовенство, и дворян, и просто прилично одетых «господ», приняли массовый характер. В двадцатые, тридцатые и сороковые годы органы НКВД применяли запрещенные методы дознания, лишая подследственных сна, пищи, воды, избивая и калеча их. Делалось это с дозволения руководства, а иногда по его прямому указанию. Целью редко было выяснение правды - репрессии производились для устрашения, и задача следователя состояла в получении подписи на протоколе, содержащем признание в контрреволюционной деятельности, а также оговор других граждан. Как правило, сталинские «заплечных дел мастера» не применяли особых пыточных устройств, довольствуясь доступными предметами, такими как пресс-папье (им били по голове), или даже обычной дверью, которой прищемлялись пальцы и другие выступающие части тела.

В фашистской Германии

Пытки в концлагерях, созданных после прихода к власти Адольфа Гитлера, отличались по стилю от ранее применявшихся тем, что представляли собой странную смесь восточной изощренности с европейской практичностью. Первоначально эти «исправительные учреждения» создавались для провинившихся немцев и представителей национальных меньшинств, объявленных враждебными (цыган и евреев). Затем наступил черед экспериментов, носивших характер некоторой научности, но по жестокости превосходивших самые страшные пытки в истории человечества.
В попытках создать антидоты и вакцины нацистские врачи от СС вводили заключенным смертельные инъекции, проводили операции без анестезии, в том числе и полостные, замораживали узников, морили их жарой, не давали им спать, есть и пить. Таким образом они хотели разработать технологии «производства» идеальных солдат, не боящихся мороза, зноя и увечий, устойчивых к воздействию отравляющих веществ и болезнетворных бацилл. История пыток времен Второй мировой войны навсегда запечатлела имена докторов Плетнера и Менгеле, ставших, наряду с другими представителями преступной фашистской медицины, олицетворением бесчеловечности. Ими также проводились опыты по удлинению конечностей путем механического вытягивания, удушению людей в разряженном воздухе и прочие опыты, вызывавшие мучительную агонию, длившуюся иногда долгие часы.

Пытки женщин фашистами касались в основном разработки способов лишения их репродуктивной функции. Изучались разные методы - от простых (удаление матки) до изощренных, имевших в случае победы Рейха перспективу массового применения (облучение и воздействие химических веществ).

Все окончилось еще до Победы, в 1944 году, когда концлагеря начали освобождать советские и союзнические войска. Даже внешний вид узников красноречивее любых доказательств говорил о том, что само по себе их содержание в нечеловеческих условиях было пыткой.

Современное положение дел

Пытки фашистов стали эталоном жесткости. После разгрома Германии в 1945 году человечество радостно вздохнуло в надежде, что такое никогда уже не повторится. К великому сожалению, пусть и не в таких масштабах, но истязания плоти, глумление над человеческим достоинством и моральное унижение остаются одними из жутких признаков современного мира. Развитые страны, декларирующие свою приверженность правам и свободам, ищут юридические лазейки для создания особых территорий, на которых соблюдение их собственных законов необязательно. Узники тайных тюрем в течение многих лет подвергаются воздействиям карательных органов без предъявления им конкретных обвинений. Методы, применяющиеся военнослужащими многих стран в ходе локальных и крупных вооруженных конфликтов по отношению к пленным и просто подозреваемым в симпатиях к противнику, превосходят порой жестокостью и издевательства над людьми в нацистских концлагерях. При международном расследовании подобных прецедентов слишком часто вместо объективности можно наблюдать двойственность стандартов, когда военные преступления одной из сторон полностью или частично замалчиваются.

Наступит ли эра нового Просвещения, когда пытки будут, наконец, окончательно и бесповоротно признаны позором человечества и их запретят? Пока что надежд на это мало…

Великая Отечественная война оставила неизгладимый след в истории и судьбах людей. Многие потеряли близких людей, которые были убиты или замучены. В статье мы рассмотрим концлагеря фашистов и те зверства, что творились на их территориях.

Что такое концлагерь?

Концлагерь или концентрационный лагерь - специальное место, предназначенное для заключения лиц следующих категорий:

  • политические заключенные (противники диктаторского режима);
  • военнопленные (захваченные солдаты и мирные жители).

Концлагеря фашистов печально прославились нечеловеческой жестокостью к узникам и невозможными условиями содержания. Появляться эти места заключения стали еще до прихода Гитлера к власти, и уже тогда делились на женские, мужские и детские. Содержались там, в основном, евреи и противники нацистского строя.

Жизнь в лагере

Унижения и издевательства для заключенных начинались уже с момента транспортировки. Людей перевозили в товарных вагонах, где не было даже проточной воды и отгороженного отхожего места. Естественную нужду узники должны были справлять публично, в бак, стоящий посреди вагона.

Но это было только начало, множество издевательств и мучений готовили для неугодных нацистскому режиму концлагеря фашистов. Пытки женщин и детей, медицинские эксперименты, бесцельная изнуряющая работа - вот далеко не весь перечень.

Об условиях содержания можно судить по письмам заключенных: «жили в адских условиях, оборванные, разутые, голодные… меня постоянно и жестоко избивали, лишали питания и воды, подвергали пыткам…», «Расстреливали, секли, травили собаками, топили в воде, забивали палками, морили голодом. Заражали туберкулезом… душили циклоном. Отравляли хлором. Жгли…».

С трупов снимали кожу и срезали волосы - все это потом использовалось в текстильной промышленности Германии. Ужасающими опытами над заключенными прославился врач Менгеле, от чьей руки погибли тысячи человек. Он исследовал психическое и физическое истощение организма. Проводил эксперименты над близнецами, в ходе которых им пересаживали органы друг от друга, переливали кровь, сестер принуждали рожать детей от собственных братьев. Делал операции по смене пола.

Подобными издевательствами прославились все фашистские концлагеря, названия и условия содержания в основных из них мы рассмотрим ниже.

Лагерный рацион

Обычно дневной рацион в лагере был следующим:

  • хлеб - 130 гр;
  • жир - 20 гр;
  • мясо - 30 гр;
  • крупа - 120 гр;
  • сахар - 27 гр.

Хлеб выдавался на руки, а остальные продукты шли на приготовление пищи, которая состояла из супа (выдавали 1 или 2 раза в день) и каши (150 - 200 гр). Надо отметить, что подобный рацион предназначался только для работающих. Те же, кто по какой-то причине оставался не занят, получал и того меньше. Обычно их порция состояла только из половинной порции хлеба.

Список концентрационных лагерей разных стран

На территориях Германии, союзных и захваченных стран создавались фашистские концлагеря. Список их немал, но назовем основные:

  • На территории Германии - Галле, Бухенвальд, Котбус, Дюссельдорф, Шлибен, Равенсбрюк, Эссе, Шпремберг;
  • Австрии - Маутхаузен, Амштеттен;
  • Франции - Нанси, Реймс, Мюлуз;
  • Польши - Майданек, Красник, Радом, Освенцим, Пшемысль;
  • Литвы - Димитравас, Алитус, Каунас;
  • Чехословакии - Кунта-гора, Натра, Глинско;
  • Эстонии - Пиркуль, Пярну, Клоога;
  • Беларуси - Минск, Барановичи;
  • Латвии - Саласпилс.

И это далеко не полный список всех концентрационных лагерей, что были построены фашистской Германией в довоенные и военные годы.

Саласпилс

Саласпилс, можно сказать, самый страшный концлагерь фашистов, потому что, кроме военнопленных и евреев, в нем содержали и детей. Располагался он на территории оккупированной Латвии и был центральным восточным лагерем. Находился недалеко от Риги и функционировал с 1941 (сентябрь) по 1944 год (лето).

Детей в этом лагере не только содержали отдельно от взрослых и массово уничтожали, а использовали как доноров крови для немецких солдат. Каждый день у всех детей забирали около полулитра крови, что приводило к быстрой гибели доноров.

Саласпилс не был похож на Освенцим или Майданек (лагеря уничтожения), где людей сгоняли в газовые камеры, а затем сжигали их трупы. Он был направлен на медицинские исследования, в ходе которых погибло более 100 000 людей. Саласпилс был не такой, как другие концлагеря фашистов. Пытки детей здесь были обыкновенным делом, которое проходило по расписанию с тщательной записью результатов.

Опыты над детьми

Показания свидетелей и результаты расследований выявили следующие способы истребления людей в лагере Саласпилс: избиение, голод, отравление мышьяком, впрыскивание опасных веществ (чаще всего детям), проведение хирургических операций без обезболивающих, выкачивание крови (только у детей), расстрелы, пытки, бесполезный тяжелый труд (перенос камней с места на место), газовые камеры, закапывание заживо. В целях экономии боеприпасов уставом лагеря было предписано убивать детей только прикладами. Зверства фашистов в концлагерях превзошли все, что видело человечество в Новом времени. Подобное отношение к людям не может быть оправдано, потому что нарушает все мыслимые и немыслимые моральные заповеди.

Дети недолго оставались с матерями, обычно их быстро забирали и распределяли. Так, дети до шестилетнего возраста находились в специальном бараке, где их заражали корью. Но не лечили, а усугубляли заболевание, например, купанием, отчего дети гибли за 3 - 4 дня. Таким способом немцы умертвили более 3 000 человек в течение одного года. Тела умерших частью сжигали, а частью закапывали на территории лагеря.

В Акте Нюрнбергского процесса «об истреблении детей» приводились следующие числа: при раскопке только пятой части территории концлагеря было обнаружено 633 детских тела в возрасте от 5 до 9 лет, расположенных слоями; также была найдена площадка, пропитанная маслянистым веществом, где были найдет останки несгоревших детских костей (зубы, ребра, суставы и т.д.)

Саласпилс поистине самый страшный концлагерь фашистов, потому что описанные выше зверства - далеко не все мучения, которым подвергались заключенные. Так, зимой привезенных детей босыми и голыми гнали до барака полкилометра, где они должны были вымыться в ледяной воде. После этого тем же способом гнали детей в следующее здание, где их держали в холоде по 5-6 дней. При этом возраст старшего ребенка не достигал даже 12 лет. Все, кто выжил после этой процедуры, подвергались еще и травлению мышьяком.

Детей грудного возраста держали отдельно, проводили им впрыскивания, от которых ребенок в мучениях погибал за несколько дней. Давали кофе и отравленные каши. От экспериментов в день умирало около 150 детей. Тела погибших выносились в больших корзинах и сжигались, сбрасывались в выгребные ямы или были закопаны недалеко от лагеря.

Равенсбрюк

Если мы начнем перечислять женские концлагеря фашистов, то Равенсбрюк будет стоять на первом месте. Это был единственный лагерь такого типа на территории Германии. Он вмещал тридцать тысяч заключенных, но к концу войны был переполнен на пятнадцать тысяч. В основном содержались русские и польские женщины, евреек насчитывалось примерно 15 процентов. Прописанных указаний, касающихся пыток и истязаний, не было, линию поведения надсмотрщицы выбирали сами.

Прибывающих женщин раздевали, обривали, мыли, выдавали робу и присваивали номер. Также на одежде указывалась расовая принадлежность. Люди превращались в обезличенный скот. В небольших бараках (в послевоенные годы в них жили по 2-3 семьи беженцев) содержалось примерно триста заключенных, которые размещались на трехэтажных нарах. Когда лагерь был переполнен, в эти клетушки сгоняли до тысячи человек, которым приходилось спать всемером на одних нарах. В бараках было несколько туалетов и умывальник, но их было настолько мало, что полы через несколько дней были усеяны экскрементами. Такую картину представляли практические все концлагеря фашистов (фото, представленные здесь - лишь малая доля всех ужасов).

Но в концлагерь попадали не все женщины, предварительно производился отбор. Сильных и выносливых, годных для работы, оставляли, а остальные уничтожались. Трудились заключенные на стройках и пошивочных мастерских.

Постепенно Равенсбрюк был укомплектован крематорием, как и все концлагеря фашистов. Газовые камеры (прозванные заключенными душегубками) появились уже под конец войны. Пепел из крематориев отправлялся на близлежащие поля в качестве удобрений.

Проводились в Равенсбрюке и опыты. В специальном бараке, называвшемся «лазарет», немецкие ученые испытывали новые лекарственные препараты, предварительно заражая или калеча подопытных. Выживших было немного, но и те до конца жизни страдали от перенесенного. Также проводились эксперименты с облучением женщин рентгеновскими лучами, от которых выпадали волосы, пигментировалась кожа, наступала смерть. Проводились вырезания половых органов, после которых выживали немногие, да и те быстро старели, и в 18 лет выглядели как старухи. Подобные опыты проводили все концлагеря фашистов, пытки женщин и детей - главное преступление нацистской Германии против человечества.

На момент освобождения концлагеря союзниками там оставалось пять тысяч женщин, остальные были убиты или перевезены в другие места заключения. Пришедшие в апреле 1945 года советские войска приспособили лагерные бараки для поселения беженцев. Позднее Равенсбрюк превратился в пункт дислокации советских военных частей.

Концлагеря фашистов: Бухенвальд

Строительство лагеря началось в 1933 году, рядом с городком Веймар. Вскоре начали прибывать советские военнопленные, ставшие первыми заключенными, они и достраивали «адский» концлагерь.

Строение всех сооружений было строго продумано. Сразу за воротами начинался «Appelplat» (плац), специально предназначенный для построения узников. Вместимость его составляла двадцать тысяч человек. Недалеко от ворот был карцер для допросов, а напротив располагалась канцелярия, где обитали лагерфюрер и дежурный офицер - лагерное начальство. Глубже находились бараки для заключенных. Все бараки были пронумерованы, насчитывалось их 52. При этом для жилья предназначалось 43, а в остальных были устроены мастерские.

Страшную память оставили после себя концлагеря фашистов, названия их до сих пор вызывают во многих страх и оторопь, но самый ужасающий из них - Бухенвальд. Самым страшным местом считался крематорий. Туда приглашали людей под предлогом медицинского осмотра. Когда заключенный раздевался, его расстреливали, а тело отправляли в печь.

В Бухенвальде содержались только мужчины. При прибытии в лагерь им присваивался номер на немецком языке, который нужно было выучить за первые сутки. Работали узники на Густловском заводе по производству оружия, который располагался в нескольких километрах от лагеря.

Продолжая описывать концлагеря фашистов, обратимся к так называемому «малому лагерю» Бухенвальда.

Малый лагерь Бухенвальда

«Малым лагерем» называлась карантинная зона. Условия жизни здесь были, даже в сопоставлении с главным лагерем, просто адские. В 1944 году, когда немецкие войска начали отступать, в этот лагерь свезли заключенных из Освенцима и лагеря Компьень, в основном это были советские граждане, поляки и чехи, позднее и евреи. Места всем не хватало, поэтому часть узников (шесть тысяч человек) была размещена в палатках. Чем ближе был 1945 год, тем больше становилось перевезенных пленных. А между тем, «малый лагерь» включал 12 бараков размером 40 х 50 метров. Пытки в концлагерях фашистов были не только специально запланированными или с научной целью, пыткой была сама жизнь в таком месте. В бараках проживало по 750 человек, их ежедневная пайка состояла из небольшого кусочка хлеба, неработающим больше не полагалось.

Отношения среди заключенных были жесткие, задокументированы случаи каннибализма, убийства за чужую порцию хлеба. Распространенной практикой было хранить тела умерших в бараках, чтобы получать их пайку. Одежда покойника делилась между его сокамерниками, часто за нее дрались. Из-за подобных условий в лагере были распространены инфекционные заболевания. Прививки только усугубляли ситуацию, так как инъекционные шприцы не менялись.

Всю бесчеловечность и ужас концлагеря фашистов фото просто не в состоянии передать. Рассказы же свидетелей не предназначены для слабонервных. В каждом лагере, не исключая и Бухенвальд, были медицинские группы врачей, которые проводили на заключенных опыты. Надо отметить, что полученные ими данные позволили немецкой медицине шагнуть далеко вперед - ни в одной стране мира не было такого количество подопытных людей. Другой вопрос, стоило ли это миллионов замученных детей и женщин, тех нечеловеческих страданий, что пережили эти ни в чем не повинные люди.

Заключенных облучали, ампутировали здоровые конечности и вырезали органы, стерилизовали, кастрировали. Проверяли, как долго человек способен выдерживать сильный холод или жару. Специально заражали болезнями, вводили экспериментальные лекарства. Так, в Бухенвальде разрабатывалась противотифозная вакцина. Кроме тифа, заключенных инфицировали оспой, желтой лихорадкой, дифтерией, паратифом.

С 1939 года лагерем управлял Карл Кох. Его жена, Ильза, была прозвана «бухенвальдской ведьмой» за любовь к садизму и нечеловеческим издевательствам над заключенными. Ее боялись больше, чем мужа (Карла Коха) и нацистских медиков. Позднее ее прозвали «фрау Абажур». Этому прозвищу женщина обязана тем, что делала из кожи убитых пленных различные декоративные вещи, в частности, абажуры, которыми очень гордилась. Больше всего ей нравилось использовать кожу русских пленных с татуировками на спине и груди, а также кожу цыган. Вещи из такого материала казались ей наиболее изящными.

Освобождение Бухенвальда произошло 11 апреля 1945 года руками самих же узников. Узнав о подходе союзных войск, они обезоружили охрану, взяли в плен лагерное руководство и двое суток управляли лагерем, пока не подошли американские солдаты.

Освенцим (Аушвиц-Биркенау)

Перечисляя концлагеря фашистов, Освенцим невозможно обойти стороной. Это был один из крупнейших концентрационных лагерей, в котором погибло по разным данным от полутора до четырех миллионов человек. Точные данные о погибших так и остались не выяснены. В основном жертвами были еврейские военнопленные, которые уничтожались сразу по прибытии в газовых камерах.

Сам комплекс концентрационных лагерей носил название Аушвиц-Биркенау и располагался в предместьях польского города Освенцима, чье название стало нарицательным. Над лагерными воротами были выгравированы следующие слова: «Труд освобождает».

Этот огромный комплекс, построенный в 1940 году, состоял из трех лагерей:

  • Аушвиц I или главный лагерь - здесь размещалась администрация;
  • Аушвиц II или «Биркенау» - был назван лагерем смерти;
  • Аушвиц III или Буна Моновиц.

Изначально лагерь был небольшим и предназначался для политических заключенных. Но постепенно в лагерь прибывали все новые и новые пленные, 70% из которых уничтожались сразу. Многие пытки в концлагерях фашистов были заимствованы именно из Освенцима. Так, начала функционировать в 1941 году первая газовая камера. Использовался газ «Циклон Б». Впервые опробовано страшное изобретение было на советских и польских заключенных общей численностью около девятисот человек.

Аушвиц II начал свое функционирование с 1 марта 1942 года. Его территория включала четыре крематория и две газовые камеры. В этом же году начались медицинские эксперименты над женщинами и мужчинами по стерилизации и кастрации.

Вокруг Биркенау постепенно образовывались небольшие лагеря, где содержались заключенные, работающие на заводах и шахтах. Один из таких лагерей, постепенно разросшись, и стал называться Аушвиц III или Буна Моновиц. Здесь содержалось примерно десять тысяч пленных.

Как любые концлагеря фашистов, Освенцим хорошо охранялся. Контакты с внешним миром были под запретом, территорию окружал забор из колючей проволоки, вокруг лагеря на расстоянии километра выставлялись караульные посты.

На территории Освенцима непрерывно работало пять крематориев, которые, по подсчетам специалистов, обладали месячной производительностью примерно в 270 тысяч трупов.

27 января 1945 года советскими войсками был освобожден лагерь Аушвиц-Биркенау. К тому времени в живых осталось примерно семь тысяч пленников. Такое малое количество выживших связано с тем, что примерно за год до этого в концлагере начались массовые убийства в душегубках (газовых камерах).

С 1947 года на территории бывшего концентрационного лагеря начал функционировать музей и мемориальный комплекс, посвященный памяти всем погибшим от рук фашистской Германии.

Заключение

За все время войны по статистике в плену оказалось примерно четыре с половиной миллиона советских граждан. В основном это были мирные жители с оккупированных территорий. То, что пережили эти люди, сложно даже представить. Но не только издевательства фашистов в концлагерях суждено было им снести. Благодаря Сталину после освобождения, вернувшись домой, они получили клеймо «предатели». На родине их ждал ГУЛАГ, а их семьи были подвергнуты серьезным репрессиям. Один плен сменился для них другим. В страхе за свою жизнь и жизни близких, они меняли фамилии и всячески пытались скрыть пережитое.

До недавнего времени информация о судьбах заключенных после освобождения не афишировалась и замалчивалась. Но люди, пережившее такое, просто не должны быть забыты.

06.07.43: Немецко-фашистские мерзавцы продолжают кровавые злодеяния над мирными жителями оккупированных советских районов. В лесу за деревней Белой, Витебской области, гитлеровцы расстреляли 86 стариков, женщин и детей. В селении Старина немцы сожгли живьем 24 колхозника. Фашистские мерзавцы в этом же селе изнасиловали нескольких девушек, а затем убили их. (Совинформбюро)*

АПРЕЛЬ 1943:

20.04.43: Жители освобожденных от немецких захватчиков сел и деревень Ленинградской области рассказали о чудовищных зверствах гитлеровцев. В деревне Пески немецко-фашистские убийцы повесили колхозника Ивана Морозова и сожгли его дом за то, что он спрятал свою дочь от немецкого офицера, который хотел ее изнасиловать. Шестнадцатилетняя девушка Настя Земскова ударила пристававшего к ней немецкого офицера и сказала: «Не видать вам ни Москвы, ни Ленинграда, как свинье не видать неба». Гитлеровцы схватили девушку и увезли. С тех пор о ее судьбе ничего не известно. В селе Черный Ручей до немецкой оккупации было 250 жителей. Свыше 100 человек немцы угнали на каторгу в Германию. Несколько десятков мирных жителей гитлеровцы замучили и расстреляли. Многие колхозники и колхозницы умерли от голода и лишений. В настоящее время в селе осталось только . (Совинформбюро)

07.04.43: Немецко-фашистские мерзавцы опустошили и разорили деревню Подмошье Смоленской области. Гитлеровцы не щадили ни женщин, ни детей. В деревне нет ни одной семьи, которая не пострадала бы от гитлеровских убийц. Учительницу Анну Конюхову бандиты расстреляли за то, что она оказала сопротивление немцу, пытавшемуся ее изнасиловать. Палачи замучили и убили мирных жителей Михаила Степаненко, Александра Степаненко, Бориса Барсукова и его дочь, Василия Феоктистова, 12-летних ребят - Алексея Игнатова и Дмитрия Иванова. Зверским мучениям подвергли немцы 85-летнего старика Кожурова и его жену. На допросах немцы избивали их, требуя указать местонахождение партизан. Советские патриоты стойко перенесли все пытки, приняли мученическую смерть, но не выдали партизан и связанных с ними односельчан. (Совинформбюро)*

07.03.43: Ниже публикуется акт о зверствах немецко-фашистских мерзавцев в селе Кубань, Орловской области: «С того дня, как немецкие захватчики ворвались в село Кубань, для нас началась каторжная жизнь. Немцы без всяких причин расстреляли колхозников: Ивана Марохина, Алексея Якушина, Фому Мельникова, Ивана Писарева и многих других. Гитлеровские гады изнасиловали Варвару Ж., надругались над Мариной Мельниковой, а затем убили ее. Свыше 200 жителей села перебывали в подвалах немецкой комендатуры, где они подверглись порке и всяческим издевательствам. Фашисты изуродовали наше село, разрушили школу, молочно-товарную ферму, колхозные постройки и много домов колхозников. Во всем селе нет ни одного человека, которого бы не ограбили гитлеровские бандиты, нет ни одного дома, в котором не осталось бы следов немецкого разбоя и разрушения. Мы уверены, что Красная Армия отомстит немецко-фашистским убийцам за наши мучения и очистит родную советскую землю от фашистской падали». Акт подписали: член сельского совета Иван Королев, учительница Анисья Рудакова, колхозники - Александр Хохаев, Оксана Лаврухина и другие. (Совинформбюро)*

24.12.42: Немецко-фашистские мерзавцы учинили кровавую расправу над мирным населением деревни Снорки и Головицы, Смоленской области. В деревне Снорки гитлеровцы сожгли 16 домов вместе с находившимися в них людьми. Заживо сгорели 70 жителей. Фашистские изверги изнасиловали 17-летнюю колхозницу Александру Гвардейцеву. После гнусных издевательств они отрезали ей груди и расстреляли. В деревне Головицы немецкие бандиты расстреляли колхозницу Марию Заболотскую с тремя детьми в возрасте от одного года до шести лет. Годовалый ребенок был убит выстрелом на руках у матери. Расстреляна вся семья Денисенковой, состоявшая из пяти взрослых и двухлетнего ребенка. Всего в этих деревнях гитлеровцы расстреляли, зверски замучили и сожгли 166 ни в чем не повинных женщин, . (Совинформбюро)

НОЯБРЬ 1942:

17.11.42: Немецко-фашистские изверги совершили дикое и гнусное преступление в селе Тросна, Курской области. Гитлеровцы согнали в это село из окружающих деревень группу девушек для отправки их на каторжные работы в Германию. Здесь всех девушек заперли в сарай. Ночью через село проходила немецкая воинская часть. Фашистские мерзавцы ворвались в сарай и надругались над находившимися в нем . (Совинформбюро)

06.11.42: Немецко-фашистские мерзавцы разрушили и сожгли дотла село Солтановку, Орловской области. Огнем уничтожено 450 домов колхозников, школа, больница, молочно-товарная ферма и другие общественные постройки. Немцы замучили и расстреляли десятки жителей села. 19-летнюю колхозницу Анну Матюшкину гитлеровские изверги изнасиловали, а потом вырезали ей груди, отрезали уши и пристрелили. Врача местной больницы Александру Алексеевну Малиновскую бандиты сожгли живьем. (Совинформбюро)*

16.07.42: Немецко-фашистские людоеды истребляют мирное население оккупированных советских районов. В селе Лугань Орловской области гитлеровцы замучили 20 местных жителей. Палачи расстреляли учительницу Анну Федосеевну Коротченко 23 лет, ее сына Вячеслава двух с половиной лет и мать Прасковью Ивановну 53 лет. Фашистские мерзавцы изнасиловали учительницу Анну Константиновну Кожанову, а потом расстреляли ее вместе с 5-летним сыном Виктором и 7-летней дочерью Людмилой...

Зверскую расправу учинили немецко-фашистские мерзавцы в селе Боярке, под Киевом. Гитлеровцы загнали в помещение школы 15 девочек-подростков, надругались над своими жертвами, а потом повесили их на . (Совинформбюро)

13.06.42: Пленный обер-ефрейтор 171 полка 56 немецкой пехотной дивизии Густав Ланц сообщил: «Я был свидетелем зверств, которые совершали солдаты полка «Великая Германия». В начале апреля мы сменили этот полк в селениях Ржевка и Мелехово. В Ржевке я видел 15 сгоревших трупов местных жителей. Среди замученных были старики, женщины и дети. В одном доме на окраине села Мелехова лежали шесть мертвых женщин. Солдаты надругались над ними, а потом задушили». (Совинформбюро)*

19.04.42: На окраине освобожденной от немецко-фашистских захватчиков деревни Червинская Лука Ленинградской области обнаружено 63 трупа стариков, женщин и детей. Все трупы облиты водой и заморожены. Медицинским освидетельствованием установлено, что все эти мирные жители были расстреляны гитлеровскими извергами. Несколько женщин были изнасилованы, а потом заколоты штыками. У многих трупов отрублены пальцы на руках, вывернуты ноги. У двух женщин отрезаны груди. Немецкие бандиты сожгли все дома и общественные здания деревни. Оставшиеся в живых крестьяне угнаны в тыл немецкой армии. (Совинформбюро)*

ЯНВАРЬ 1942:

27.01.42: В селе Мясоедово, Курской области, немцы сожгли все дома, а население угнали в тыл. Во время пожара одна крестьянка вынесла из горящего дома двух своих детей, положила их на улице, а сама побежала спасать остальных. Проходившие по улице гитлеровцы схватили обоих детей и бросили их в прорубь реки. Перед отступлением из этого села немецкие бандиты изнасиловали 12 женщин и девушек, а затем . (Совинформбюро)

20.01.42: Отступая под натиском частей Красной Армии, немецкие бандиты угнали с собой всех жителей деревень Никитки и Маслово. Большинство домов в этих селениях сожжено гитлеровцами. В деревне Никитки сгорело 69 домов из 70, в Маслове - 68 из 69. В деревне Маслово немцы сожгли заживо Морозова Ф.А., его дочь Марию и колхозниц Котову Г., Кузнецову В. и Петровскую В...

В деревне Черная Грязь, Угодско-Заводского района, Московской области, гитлеровские мерзавцы расстреляли 30 крестьян, а трупы развесили на деревьях вдоль дороги. Три недели, до занятия деревни частями Красной Армии, немцы не разрешали родственникам похоронить расстрелянных. В этой же деревне фашистские бандиты изнасиловали, а затем зверски убили двух женщин - Солонинкову Е. и . (Совинформбюро)

16.01.42: В деревне Слободино, Московской области, гитлеровцы из карательного отряда собрали группу девушек и молодых женщин, поголовно изнасиловали их и расстреляли . (Совинформбюро)

11.01.42: В деревне Перешеек, Лядского района, Ленинградской области, немецкие оккупанты устроили дикий погром. Они забрали у населения весь хлеб, скот, кур, всю одежду и домашнюю утварь. После грабежа немцы изнасиловали нескольких девушек, а затем сожгли . (Совинформбюро)

09.01.42: Отступая из села Мазикино, немецко-фашистские изверги сожгли все хаты, а крестьян, пытавшихся тушить пожар, расстреливали. У крестьянки этого села Шмаковой Д.М. немцы сожгли четырех детей. В селе Мясоедово гитлеровцы загнали в сарай 12 женщин, изнасиловали и . (Совинформбюро)

03.01.42: Отступая из села Павлово-Лужецкое, Истринского района, Московской области, немецко-фашистские мерзавцы расстреляли 70-летнего колхозника Прохорова. И.А., сожгли женщину вместе с двумя малолетними детьми и изнасиловали многих девушек...

В деревне Маслено, после оставления ее фашистами, обнаружены трупы 8 женщин и одного 14-летнего мальчика. Женщины были изнасилованы, а затем убиты. У несчастных обрезаны носы, изрезаны лица, у одной женщины . (Совинформбюро)

01.01.42: 60-летний крестьянин Аркатов, проживающий в ныне освобожденной от немцев деревне Слобода, Новопетровского района, Московской области, сообщил: «Как только фашисты вошли в нашу деревню, начался повальный грабеж. У нас забрали коров, овец, кур, все запасы муки, крупы, овощей. Немецкие грабители отняли у нас всю теплую одежду, валенки, белье. Встретив меня на околице деревни, немецкий солдат приказал мне снять валенки и шубу, и я босой шел до своего дома. За грабежами начались расстрелы. Немцы расстреляли крестьян Белянкина К.И., Белянкина Н.А., Капустина Н.В., Кадильщика Н.А., Баранова Е.И., Рыжова М.И., Осипову и других. Беременную Евдокию Т. гитлеровцы изнасиловали за две недели ». (Совинформбюро)

ДЕКАБРЬ 1941:

25.12.41: В селе Вороньки немцы поместили 40 раненых пленных красноармейцев и советских медицинских сестер в помещение бывшей больницы. Медсестер гитлеровцы изнасиловали и расстреляли, а к больнице поставили часовых и никого туда не пускали. Через 4 дня часть больных умерла. Оставшихся в живых изверги . (Совинформбюро)

16.12.41: Жители сел и городов Московской области, освобожденных частями Красной Армии от гитлеровских оккупантов, рассказывают о чудовищных зверствах немецко-фашистских мерзавцев. В деревне Белый Раст немецкие солдаты поставили в качестве мишени 12-летнего мальчика Володю Ткачева и открыли по нему стрельбу из автоматов. Тело Володи было прострелено 21 пулей. В этой же деревне фашисты расстреляли без всякой причины мать четырех малолетних детей колхозницу Мосолову Ирину Васильевну. В селе Зарамушки фашисты расстреляли колхозницу Метлову - 67 лет, Голощекину Екатерину - 60 лет, Соколову Аграфену - 40 лет, Корднова Якова - 58 лет и других. В деревне Овсянниково немцы захватили в плен несколько раненых красноармейцев. Всех их раздели, разули и заперли в холодный сарай. Уходя из деревни, изверги расстреляли всех пленных. Трем бойцам фашисты выкололи глаза, перебили голени, на щеках вырезали звезды и прокололи горло штыком. По деревне Пучки, шел колхозник Терехин Иван Гаврилович со своей женой Полиной Борисовной. Несколько немецких солдат схватили Полину и на глазах у мужа поочередно ее изнасиловали, а затем убили. Колхозник Терехин, пытавшийся защитить свою жену, был также застрелен. Немецкие захватчики ограбили население, они забирали все, что попадалось на глаза. Так, например, у гражданки села Никольское Сергеевой Аграфены Сергеевны гитлеровские разбойники забрали матрац, самовар, чайник, чайную посуду, лукошко с мукой, спички, сахар, дамский жакет, топор, пилу, детские игрушки и даже сетку для процеживания молока...

Жители сел Ростовской области, освобожденных от немецко-фашистских захватчиков, рассказывают о неслыханных зверствах и повальных грабежах, производимых гитлеровской грабьармией. В селе Новоспасовка, в доме колхозницы Елены Гамовой, поселилось несколько немецких солдат. Вечером они устроили попойку. Двухлетний сын колхозницы, проснувшись, заплакал. Один из фашистских извергов вырвал ребенка из рук матери и сунул его в горящую печь. В этом же селе немцы облили бензином крестьянку Марфу Ковпак и подожгли ее. В селении Генеральская фашисты изнасиловали, а затем замучили и расстреляли Надежду Гуртовую и ее 14-летнюю дочь. (Совинформбюро)*

НОЯБРЬ 1941:

18.11.41: Немецко-фашистские мерзавцы продолжают насилия и издевательства над мирным населением городов и деревень Белоруссии. Отряд немецких солдат, прибывший в селение Костюковка, отнял у крестьян все имущество. Крестьянка Дригулина Ксения попросила немецкого офицера оставить белье ее четырех детей. Озверевший фашист избил женщину, а затем застрелил ее. Всех четверых детей Дригулиной немецкие солдаты бросили в погреб и закидали землей. В деревне Нерки фашисты изнасиловали и замучили насмерть крестьянок Жигалову, Серикову и Урупину. В деревне Холмы фашистские изверги зверски замучили шесть пятнадцатилетних девушек. В городе Ельске фашисты посадили на баржу и вывезли на середину реки Припяти пятьсот местных жителей. Пять дней заключенным не давали пищи. Затем немецкие солдаты затопили баржу вместе с находившимися в ней людьми. (Совинформбюро)*

04.11.41: Немецко-фашистские мерзавцы продолжают грабить и убивать мирных жителей в оккупированных районах. Захватив село Акимовка, фашисты в первый же день расстреляли Николая Михайлова, Ефтея Ушакова, его 12-летнюю дочь и инвалида Бурцева. Несколько дней спустя оккупанты расстреляли большую группу колхозников: семидесятилетних стариков Якова Романенко и Прохора Торгашова, шестидесятилетнюю Александру Ковалеву, Анну Мускову и других. Зверски надругались фашистские мерзавцы над Агафоновой. Они ее изнасиловали, а потом подвергли мучительнейшим пыткам, отрезали груди, искололи все тело. Фашистские изверги не пощадили даже малолетних детей Агафоновой. Собравшись уходить, гитлеровские бандиты убили ее четырехлетнего сына Васю и . (Совинформбюро)

01.11.41: Продолжают поступать сообщения о чудовищных злодеяниях фашистских бандитов. В селении Васильевка Орловской области перепившиеся немецкие солдаты заставили танцовать изнасилованных и избитых ими девушек. В это время по улице шла беременная колхозница Анна Ларионова. Фашисты потребовали, чтобы и она танцовала. Ларионова попыталась отказаться, ссылаясь на беременность. Рассвирепевший детина с нашивками ефрейтора ударил женщину сапогом по животу. Ларионова потеряла сознание. Начались родовые схватки. Фашистские изверги запретили крестьянкам оказать роженице помощь. Несчастная родила мертвого ребенка. (Совинформбюро)*

05.10.41: Гитлеровские людоеды продолжают бесчинства и зверства в захваченных ими советских районах.

В селах Глиняная и Диковка Кировоградской области фашисты забрали у населения все сельскохозяйственные продукты и домашние вещи. Полностью разгромлены села Выползово и Карпиловка Остерского района Черниговской области. Фашистские мерзавцы повсеместно устраивают повальные грабежи и с неслыханной жестокостью расправляются с беззащитными мирными жителями. В селе Слободка Чернобыльского района Киевской области фашисты потребовали у колхозницы Нечуйко молока. В ответ на это т.Нечуйко заявила: «Вы уже забрали корову, где же я вам возьму молока?». За это фашисты избили колхозницу до полусмерти, а затем сожгли ее дом. В селе Бородаевка Верхнеднепровского района Днепропетровской области фашисты изнасиловали . (Совинформбюро)

СЕНТЯБРЬ 1941:

27.09.41: Жители освобожденной от немцев деревни Ново-Васильевки сообщают о злодейских преступлениях фашистских извергов. Колхозница Федосья Матюха рассказывает: «Фашистские душегубы ворвались в мой дом, схватили мужа Ануфрия и увели с собой. На другой день я нашла его труп в канаве. Он лежал весь изрезанный, изуродованный, с выколотыми глазами». Колхозника Василия Шнырева, больного туберкулезом, долго пытали и мучили. Его кололи штыками, резали, а потом расстреляли. Колхозница Мария Прядко говорит: «Немцы разграбили всю деревню. Они, как собаки, рыскали по хатам и забирали все. У меня фашисты вышибли рамы в избе, разбили зеркало, забрали мануфактуру, все чугуны, ведра, растоптали огород. Я и семеро моих детей спрятались от немцев в яме. Один пьяный мерзавец подошел к нам и начал стрелять в яму. Только чудом мы уцелели». У колхозника Петра Козлова солдаты утащили швейную машину, две скатерти, подушки. В других домах фашисты забрали патефоны, велосипеды, одеяла, одежду.

Колхозница Татьяна Галушко рассказывает: «Три дня бесчинствовали немцы в нашей деревне. Сколько лиха они наделали, сколько горя и слез принесли! Они разрушили и сожгли 13 хат. У Ивана Пучко немцы разграбили и подожгли хату. Изверги хватали женщин, насильничали. Они поймали мою дочь и на моих глазах, не обращая внимания на мои крики и слезы, долго над ней измывались. Всех злодеяний гитлеровских разбойников, всего того, что мы видели за эти три дня, мне ». (Совинформбюро)

16.09.41: Гитлеровские солдаты грабят население оккупированных советских районов, зверски издеваются над стариками, женщинами и детьми... В деревне Захаровка немцы повесили 14 колхозников за отказ сообщить местонахождение своих дочерей. Заняв деревни Юрьево и Березник, к западу от Старой Руссы, немцы конфисковали у населения и забили весь скот и всю домашнюю птицу. Свалив награбленные продукты на подводы, немцы запрягли в них колхозников, в том числе старух и стариков, и заставили везти в соседнюю деревню. В деревне Монино ворвавшийся к крестьянину Николаю Кургаеву пьяный германский солдат пытался изнасиловать хозяйку дома. Муж заступился за жену и был застрелен на месте.

В деревне Милютино немцы арестовали 24 колхозника и увезли их в соседнее село. Среди арестованных находилась 13-летняя Анастасия Давыдова. Бросив крестьян в темный сарай, фашисты стали пытать их, требуя сведений о партизанах. Все молчали. Тогда немцы вывели из сарая девочку и спросили, в каком направлении угнан колхозный скот. Юная патриотка отказалась отвечать. Фашистские мерзавцы изнасиловали девочку и затем . (Совинформбюро)

11.09.41: В селе Ханино группа немецких офицеров устроила пьяную вечеринку, на которую затащили местную учительницу и поочередно ее изнасиловали. 16-летнюю колхозницу Ч. изнасиловали пять немецких солдат. Фашисты собрали из Токарево и прилегающих деревень всех девушек и молодых женщин и угнали их в неизвестном направлении. Ни одна из них до сих пор домой не вернулась. (Совинформбюро)*

09.09.41: На территории захваченных немцами районов Украины фашисты продолжают бесчинствовать, убивать сотни и тысячи советских граждан, насиловать девушек и женщин, грабить население. В селе Селище Каневского района Киевской области, фашисты собрали группу женщин и девушек, увели в лес и там их зверски изнасиловали. В селе Гривени Ржищевского района немцы, издеваясь над 60-летним стариком-колхозником, заставили его бежать под обстрелом. Несчастному старику фашисты прострелили обе ноги. В оккупированных районах Кировоградской и Днепропетровской областей немецкое командование об"явило, что все колхозное имущество принадлежит немцам и что крестьяне, посягнувшие на него, будут расстреляны. В ответ на зверства фашистских мерзавцев каждый день новые и новые сотни крестьян вступают в партизанские отряды. (Совинформбюро)*

АВГУСТ 1941:

14.08.41: Каждый день приносит все новые сообщения о фашистских зверствах и грабежах в захваченных германской армией советских районах. Ворвавшись в село Берестовец на Уманьском направлении, немцы изнасиловали всех женщин и девушек. Надругавшись над колхозницами Ульяной Рыбаловой и Еленой Кожумяк, фашистские офицеры расстреляли их. Среди замученных фашистскими извергами - 70-летний колхозник Левко Корж и его 19-летний . (Совинформбюро)

09.08.41: Рабочий гильзовой фабрики «Аида» тов. И.Брянцев пишет: «На моих глазах гестаповцы расстреляли из пистолетов 25 рабочих и служащих фабрики - членов фабкома и других активистов профсоюзной организации. Тридцать стахановок и активисток львовской швейной фабрики № 1 были убиты штурмовиками ночью на квартирах. Пьяные немецкие солдаты затаскивали львовских девушек и молодых женщин в парк Костюшко и зверски насиловали их. 15-летнюю школьницу Лидию С. поочередно изнасиловали семь немецких танкистов. Истерзанный труп несчастной девочки фашисты бросили в помойку дома № 18 на улице Словацкого. Старика-священника В.Л.Помазнева, который с крестом в руках умолял пощадить население и пытался предотвратить насилия над девушками, фашисты избили, сорвали с него рясу, спалили бороду и ». (Совинформбюро)

02.08.41: В полевой госпиталь энской части Красной Армии, действующей на юго-западном направлении, доставлена тринадцатилетняя дочь колхозника Зина Г. Девочка была зверски изнасилована немецким офицером. Как показало медицинское освидетельствование, фашистский насильник заразил девочку сифилисом. (Совинформбюро)*

22.07.41: В расположение энской части Красной Армии советские партизаны доставили группу женщин и детей, отбитую во время налета партизанского отряда на захваченное немцами село Ф. Советские женщины рассказали об ужасающих зверствах фашистских офицеров и солдат. Село Ф. фашисты превратили в груды развалин, усеянных изуродованными трупами убитых и заживо сожженных крестьян и членов их семей. Среди доставленных жителей села - восемь девочек в возрасте от 13 до 15 лет, изнасилованных . (Совинформбюро)

________________________________________ ________________________________________ ________
("Time", США)
("Time", США)
("Правда", СССР)
("The New York Times", США)
("Красная звезда", СССР)
("Красная звезда", СССР)
("Известия", СССР)