Русские расисты. Расисты ли русские? Впечатления чернокожей девушки от России

Русские расисты. Расисты ли русские? Впечатления чернокожей девушки от России

Каждая собака знает, какие русские ужасные расисты. Я слышу это от ВСЕХ новых знакомых: «Ну давай, скажи, как вы там у себя в России называете чёрных» . И тут уж я судорожно пытаюсь объяснить, что мы не вкладываем в слово «негр» никакой негативной окраски, что для нас это, как английское black - означает цвет кожи и ничего больше. Не стану же я им рассказывать, что когда мы действительно хотим унизить, используем слова нигер или черножопый.

Когда я написала отцу, что поехала с ребятами на Биг Будду, первое, что он спросил: «Негры?» . И всё только потому, что двумя днями ранее я запостила в инстаграм фотку с двумя чёрными после тренировки)) Я, конечно, всё понимаю, родители до одури боятся ситуации, когда корыстный чёрный гангстер охмурит честную русскую девушку и подарит ей чемодан с двумя килограммами кокаина. Но это не отменяет главного: Russian people are so racist.

Главное откровение, которое постигает, когда начинаешь путешествовать и просто разговаривать с людьми: все - одинаковые. Нет, правда, это не шаблонная фраза из социальной рекламы, это действительно глубокое откровение. Ты разговариваешь с человеком с другого конца света, может быть он даже пишет справа налево, и понимаешь, что не смотря на все ваши отличия: цвет кожи, религию, воспитание, восприятие мира, менталитет, обычаи и культуру, ОН ХОЧЕТ ТОГО ЖЕ, ЧЕГО И ТЫ. Чего? Самых простых вещей: любить, быть любимым, построить дом, посадить дерево, родить сына.


Всё. Это и есть самое главное откровение. Четно, у меня был шок, когда я это впервые осознала. Это значит, какими бы разными мы не были, у нас у всех одна человеческая суть. Внутри - все одинаковые.

Очень глупо считать себя лучше кого-то только потому, что тебя угораздило родиться в одном месте, а не в другом. А в данном случае именно место нашего рождения определило цвет нашей кожи, разрез глаз и прочие особенности. Мы, русские, считаем себя лучше кого-то только потому, что родились белыми. А при этом в головах у нас - полная катастрофа. 80% людей ненавидят свою работу, куда не плюнь - люди с недовольными мордами, злые и несчастливые. А замшелый чёрный индус сидит на грязном рынке и улыбается. Лично я не вижу никакой разницы между собой и самым нищим, самым грязным индусом, негром или ещё кем. Да, какие-то нации мне нравятся больше, какие-то меньше. Но я точно не считаю себя лучше кого-то только потому, что я родилась в России.

Я понимаю, что весь этот текст так или иначе сам весь сквозит расизмом, но уж извините, люди тонкой душевной организации, иначе тут просто не выскажешься.

Наиболее распространённые вопросы к русским националистам и ответы на них



Русские националисты умело научились разбираться с полемистами в дискуссиях о нелегальной миграции и в спорах, посвященных международной политике. Но есть темы, фактически табуированные для русских националистов. Больные места. Точки, куда могут бить и бьют, а также те вопросы, отвечать на которые неудобно. Порой даже и не знаешь, как отвечать на них. Такие вот вопросы я и задаю сегодня Константину Крылову, одному из лидеров интеллектуального националистического движения.


  1. Что общего между русским национализмом, нацизмом и расизмом, в том числе и с фанатами Гитлера?

  2. Почему в среде русских националистов своими считают, в том числе и тех, кто активно и агрессивно выступает против Русской православной церкви?

  3. Как намерены русские националисты взаимодействовать со сторонниками генерала Власова?

  4. Почему русские националисты полагают возможным выступать рядом с нацистами и национал-социалистами?

  5. Являются ли русские националисты антисемитами?

  6. Почему русскими националистами называют, в том числе и сепаратистов, сторонников Новгородских республики и подобных им носителей сепаратистской идеологии?

  7. Почему русские националисты в штыки встречают любые инициативы системных партий, направленные на поддержку националистического дискурса, в частности, речь идет о русском клубе Единой России и последних инициативах КПРФ?

  8. Почему русские националисты постоянно ссорятся, и не могут создать единого националистического движения?

  9. Как именно русские националисты намерены решать вопрос исторического примирения поколений, учитывая наличие как красного, так и белого дискурсов в националистическом движении и непримиримые разногласия между ними?

  10. Что именно русские националисты думают о собственности в России, в том числе, об итогах приватизации, и намерены ли они в случае прихода к власти предпринимать какие либо действия в отношении пересмотра итогов приватизации?

  11. Каким образом русские националисты собираются заниматься сбережением нации?

  12. Какая политика, по мнению русских националистов должна проводиться в отношении стран СНГ?

  13. Как русский националист относится к понятию империя, ее культурной и цивилизаторской функции?

  14. Может ли российское государство оставаться в тех же географических границах, если встанет на путь национализма, в какую сторону должно проходить изменение границ, если должно и каким образом?

  15. Какие народы являются агрессивными и враждебными по отношению к русскому народу?

  16. Что именно хотят построить в России русские националисты в случае прихода к власти?

  17. Как именно русские националисты намерены строить отношения с гражданами России другой национальности, в случае прихода к власти?

Понятно, что автор вопросов просто свёл вместе наиболее распространённые предрассудки и заблуждения по поводу современного русского национализма. С другой стороны, это и в самом деле распространённые предрассудки и влиятельные заблуждения. Поэтому я постарался ответить на каждый вопрос как можно подробнее.

Я отношусь к г-ну Бремзису и его окружению с искренним сочувствием и желаю этим людям скорейшего выздоровления.

В заключение — о возможных причинах симпатий к фигуре генерала-коллаборациониста. Российская история прошлого века была крайне трагичной и закончилась геополитическим крахом. В такой ситуации людям свойственно мечтать об иных вариантах истории, и верить в то, что, не случись того-то и того-то, все сложилось бы лучше. Осуждать их за это бессмысленно: это свойство психики. Так, у нас есть множество людей, уверенных, что, если бы не революции 1917 года, мы жили бы в великой стране — и ностальгирующих по «России, которую мы потеряли». Другие сожалеют, что Сталин не прожил еще десять лет и не построил технократическую утопию. Кто-то сожалеет о «косыгинских реформах», а кто-то — об избрании Горбачева генсеком. Есть и те, кто верит, что оккупация Гитлером Советского Союза в 1941 году принесла бы меньше бед и страданий русскому народу, чем продолжение коммунистического господства.

Что ж, я могу представить себе вариант мировой истории, в котором подобное стало бы возможным. Сюжет, интересный для романиста — я и сам с удовольствием прочел бы хорошо написанный роман на подобную тему. Впрочем, как литератор, я мог бы и написать нечто подобное, почему бы и нет?

Практического значения всё это не имеет. Как высказался по этому поводу Дмитрий Демушкин, лидер одной весьма радикальной организации, постоянно обвиняемой в симпатиях к «фашизму и гитлеризму»: «Нет задачи — воскресить фашистов и переиграть за них войну, захватить Сталинград и Москву. Гитлер — мертв. Мы победили».

Впрочем, «плачи по Гитлеру» все же не вполне безобидны, так как задевают чувства множества русских людей, чьи предки воевали с немецкими оккупантами. Но в таком случае имеет смысл посмотреть, на чьей стороне гитлерофилов больше. Я хорошо помню, что в эпоху перестройки и в девяностые гитлерофилия считалась вполне приличной именно в либеральном стане. Можно встретить множество публичных персонажей, от журналистов до историков, которые публично и печатно рассуждали о том, насколько Гитлер был лучше Сталина, и как бы мы «под немцами» пили баварское пиво. Кстати, большинство этих людей в той или иной мере разделяют и русофобские идеи. Я уж и не говорю об общелиберальном культе таких одиозных фигур, как, скажем, Пиночет. Причем либеральный культ «великих реформ Пиночета», в отличие от кабинетных рассуждений историософов, нанес огромный реальный вред России — поскольку, в числе прочего, лег в основу идеологического оправдания реформ 1992-1994 годов. Этот культ разделяют и посейчас, в том числе и люди, близкие к власти… Почему-то никому из них не предъявляют обвинений в фашизме — скорее всего, потому, что право бросать такое обвинение они предусмотрительно застолбили за собой.

4. Почему русские националисты полагают возможным выступать рядом с нацистами и национал-социалистами?

Кто с кем выступает рядом? Неужели русские националисты ходят на какие-то «нацистские мероприятия», устраиваемые «нацистами и национал-социалистами», пытаются вписать свои идеи в «нацистские программы», плетутся в хвосте нацистских колонн?

Нет, ничего подобного никто не видел. Русские националисты — самостоятельная сила, именно они устраивают мероприятия, они озвучивают свои собственные лозунги, у них есть своя программа, и она не является нацистской. Ни о каком присоединении русских националистов к каким-то «нацистам» говорить не приходится.

Что имеет место на самом деле? Некоторые люди, которые считают себя «фашистами» или «национал-социалистами» (или называют себя таковыми — исповедуя вместо настоящего национал-социализма некие собственные фантазии на эту тему, о причинах этого см. выше), выражают симпатии к русским националистам и участвуют в наших акциях. Не мы идем к ним — но они идут к нам.

Хорошо ли это? С точки зрения авторитарного, агрессивно-оборонительного сознания — свойственного, увы, многим — это, конечно, ужасно. Если на митинг или пикет приходят не те люди, их надо гнать, даже если они настроены дружественно, и даже особенно, если они настроены дружественно. Кто не подписал кровью партийную программу из тысячи пунктов, не принес присягу на верность всем нашим кумирам и не проклял всех наших врагов — тот да будет изгнан из наших рядов… Мы хорошо знаем эту логику, не так ли?

Но нет. Мы, русские националисты, не хотим и не будем вести себя подобным образом. Русское движение — не секта, не сборище параноиков и не проплаченная тусовка. Мы никого не боимся — и поэтому зовем к себе всех, в том числе и представителей самых крайних взглядов. Пусть они — фашисты, либералы, демократы, консерваторы, коммунисты, верующие, неверующие — приходят к нам, пусть участвуют в наших делах, пусть становятся русскими националистами. Мы готовы взаимодействовать со всеми, кто не настроен враждебно к русским интересам и открыт для диалога.

5. Являются ли русские националисты антисемитами?

Да, конечно, среди русских националистов можно найти антисемитов. Можно их найти, наверное, и среди либералов, и среди коммунистов, и даже среди поклонников Ктулху. Антисемиты, представьте себе, встречаются даже среди евреев.

Впрочем, среди всех вышеперечисленных встречаются и сионисты — в смысле, сторонники государства Израиль. Среди русских националистов произральские взгляды довольно распространены — как, впрочем, и антиизраильские. Но очень многие считают Израиль хорошим примером сильного национального государства, а то и образцом для подражания.

Так или иначе, это всего лишь мнения и симпатии. Что касается сущностных черт современного русского национализма, то антисемитизм к ним не относится. Русские националисты не ставят своей целью «уничтожение евреев» или еще что-то подобное.

Это легко доказать, и не на словах, а на деле. Несмотря на постоянные крики об «антисемитизме», «грядущих погромах» и прочую словесную пачкотню, за все эти годы не было ни одной попытки совершения подобных действий на самом деле. Все, что могут предъявить «борцы с антисемитизмом» — это чьи-то слова. При этом евреи наговорили и написали о русских куда больше пакостей. Но что касается практики, то все, что здесь можно припомнить — это неизвестно кем поставленный заминированный антисемитский плакат (помните?), да несчастного больного Копцева, который действовал из побуждений, известных скорее психиатрам. А вот чудовищная «антифашистская» компания, приведшая к ужесточению политического режима в России и использовавшая, в частности, «дело Копцева», проводилась людьми клинически здоровыми — хотя в их моральной полноценности можно было бы усомниться.

Разумеется, русские националисты в своей пропаганде и агитации уделяют известное внимание действиям еврейского лобби в целом (например, таким организациям, как РЕК), а также конкретных евреев, имеющих власть или рычаги влияния и пользующиеся им не на благо России и русского народа. В частности, многие русские националисты сочувствовали и поддерживали президента России В.В. Путина в ситуации с «группой Гусинского», а впоследствии — с делом ЮКОСа. С другой стороны, в среде русских националистов был популярен покойный генерал Рохлин — чье еврейское происхождение, кстати, было предметом насмешек со стороны либеральных СМИ.

Это свидетельствует о простой вещи: русские националисты судят о людях и народах по их делам. Мы не видим в евреях ангелов, которых нельзя критиковать, или животных, чьи действия не подлежат моральной оценке. Представьте себе, мы считаем евреев людьми — как и всех прочих. И если можно обсуждать историю, культуру, политику и национальные интересы русских, поляков, американцев, таджиков, чеченцев и даже загадочных эскимосов — почему этого нельзя делать, когда речь заходит о евреях? Нет ли в этом антисемитизма?

Страстные репортажи о кровожадных московских скинхедах затмевают собой ту обеспокоенность, которая существует у русских по поводу национализма иного рода.

Я вырос в тихом подмосковном поселке, похожем на любое другое место за исключением того, что в нем размещались студенческие городки трех вузов и академий, один из которых был особенно популярен среди иностранных студентов. Слово «иностранец» в советские времена означало гражданина страны, которая была союзницей СССР. Вы до сих пор можете встретить почти в совершенстве владеющих русским языком врачей и инженеров в любом уголке нашей планеты - от Афганистана до Замбии. И они с огромной теплотой вспоминают свои студенческие годы.

Московский технологический институт в Тарасовке был особенно популярен среди африканских студентов. Выйдя из электрички и направляясь к своей даче, вы могли встретить скорее группу высоченных баскетболистов из Ганы, чем классическую русскую бабушку с шалью на голове и с палочкой в руках. Я до сих пор помню одну совершенно удивительную сцену. Я пошел как-то купаться на Клязьму. И там я увидел просто идеальную репродукцию картины Васнецова «Аленушка» - деревья, камни, тростник и девушка, сидящая в печальной и задумчивой позе. Единственное отличие от этого шедевра мистического реализма передвижников состояло в том, что героиня была чернокожая, а волосы у нее были заплетены в сотню тонких косичек. Возникало какое-то идеальное впечатление смешения культур, в котором я, как и другие обитатели этого тихого российского поселка, жили на протяжении десятилетий.

Я вырос, веря в то, что живу в подлинно интернациональной и гостеприимной стране.

Меня трясет от злости, когда читаю «мнения экспертов», как доморощенных, так и зарубежных, о том, что Россия - это от природы расистская страна, преследуемая призраками ксенофобии. Почти в каждом сообщении из Москвы с рассказом о волнениях на этнической почве звучат заявления о том, что городские улицы кишат кровожадными скинхедами, ищущими очередную жертву неславянской внешности, а газетные полосы квадратными метрами отдают под материалы, которые я называю «нацистской порнухой»: снимки крупным планом молодых людей в вязаных шапочках, тянущих руки в римском приветствии.

Но у меня на сей счет совершенно иное представление. За последние месяцы несколько моих друзей подверглись в Москве нападению; в них стреляли, их били, им наносили удары ножами. В каждом случае нападавшими оказывались группы молодых людей из разных кавказских республик, в основном из Дагестана. И в большинстве случаев их в отделении милиции отпускали, даже ни о чем не предупреждая. Большая часть кавказских республик имеет своих «спецпредставителей» в других регионах России, которые готовы прийти на помощь землякам, оказавшимся в беде. Чаще всего это означает вытаскивание их из милиции. Журналист из газеты «Известия» Дмитрий Соколов-Митрич утверждает, что вмешательство этих самых «спецпредставителей» мешает кавказской молодежи по-настоящему интегрироваться в российском обществе и создает «культуру безнаказанности». Другой журналист Александр Митяев, которого вместе с друзьями избила в кафе группа кавказцев, говорит, что милиция делает все возможное - чтобы не начать уголовное расследование. Жертвам часто советуют забрать свои заявления со словами: «Вы же знаете, что это ничего не даст, поэтому давайте не будет терять и ваше, и наше время попусту».

Я не говорю, что опасности русского правого экстремизма не существует. Но существует и национализм совершенно иного рода, который действует в прямо противоположном направлении. Многие русские хорошо знают, что это такое - стать жертвой этнических преследований. Тому масса примеров: и унижающие достоинство «паспорта чужих» в прибалтийских государствах, и издевательства в студенческих общежитиях и казармах (достаточно вспомнить дело Максима Сычева, который погиб в Ростове после конфликта со своим сокурсником-ингушем). Немногочисленные православные храмы, оставшиеся на Северном Кавказе, существуют в условиях постоянной угрозы осквернения - потому что это храмы РПЦ. Но фактически никто из представителей российской власти, западных СМИ и активистов-правозащитников не признает существование этих проблем.

Западные журналисты, пишущие об этнических проблемах в России, не просто несправедливы, недобросовестны и пристрастны. Они своими статьями усугубляют эти проблемы. Российские власти, озабоченные репутацией и имиджем страны в преддверии чемпионата мира 2018 года, реагируют на подобные истории-страшилки ужесточением мер против весьма умеренных правых организаций, обеспечивая дальнейшую радикализацию их и без того опасных собратьев экстремистского толка. При этом они полностью игнорируют причины беспорядков, боясь, что на них наклеят ярлык расистов.

Именно это заставляет русских, даже тех, кто прежде был совершенно аполитичен, приходить на митинги и демонстрации, подобные той, что состоялась на Манежной площади (на самом деле, сейчас созревает совершенно новое протестное движение, планирующее проводить митинги 11 числа ежемесячно). И дело здесь отнюдь не в какой-то патологической ненависти к людям с другим цветом кожи. Наибольшая опасность заключается в том, что инициативу на таких митингах могут перехватить по-настоящему злобные правые экстремисты со своей ненавистью к иммигрантам.

Но мы не расисты. (Почти) любой иностранец рано или поздно обнаруживает, что русские, несмотря на свою кажущуюся холодность и грубость, могут оказаться самыми приятными и гостеприимными людьми на свете. Да, мы пока не освоили культурную чуткость и восприимчивость Запада, и то, что в России считается добродушным подшучиванием, может оказаться грубым расистским оскорблением в других странах. Но это не превращает нас в ксенофобов. Единственное, что мы ненавидим по-настоящему, это несправедливость. Мы не хотим крови; мы хотим справедливого правосудия для каждого - и неважно, есть или нет у них «специальные представители» и выступающая в их поддержку влиятельная диаспора.

Заниматься этим должны российские власти. Но, пожалуйста, прекратите изображать нас как вечное зло.

Вопрос, заданный руководителю американского космического агентства (НАСА) во время мероприятия в Центре стратегических и международных исследований, поставил его в тупик, пишет РИА Новости.

А звучал он так: не существует ли у русских запрета на отправку в космос чернокожих астронавтов (космонавтов)? Ведь с 2011 года, после того как была свернута программа шаттлов и доставкой астронавтов на МКС стала заниматься Россия, на орбите не побывал ни один афроамериканец.

Вопрос оказался неожиданным для директора НАСА. Он ответил, что ни о чем подобном не слышал. При этом обещал разобраться в этом вопросе. Однако каким образом, не пояснил. В самом деле, не будет же он отправлять в Роскосмос официальные запросы. Хотя… Впрочем, и неважно: глава агентства и без запросов знает наверняка, что в России ничего подобного не существует.

Почему же тогда он сразу не озвучил “свое знание”? Видимо, потому, что тогда бы ему пришлось рассказать, а всё-таки, почему в космос уже 7 лет отправляются астронавты лишь с белым цветом кожи. Ведь этот вопрос находится в исключительной компетенции НАСА.

Директору также обязательно бы припомнили случай с чернокожей Джанетт Эппс, которая должна была стать первой афроамериканкой, побывавшей на МКС. Ее отстранили от полета практически перед стартом. Вместо нее полетела белокожая Ауньон-Ченселлор. Разъяснений от НАСА по этому поводу не последовало. Зато брат чернокожей Эппс, не долго думая, обвинил американское космическое агентство в расовых предрассудках.

Теперь становится понятным расплывчатый ответ директора НАСА. Ему проще было сделать вид, что проблемы в России. Ведь все же знают, что чернокожих граждан в РФ – “кот наплакал”, значит, именно там и процветает расизм.

Алексей Ковалёв, 15.01.2011

Страстные репортажи о кровожадных московских скинхедах затмевают собой ту обеспокоенность, которая существует у русских по поводу национализма иного рода.

Я вырос в тихом подмосковном посёлке, похожем на любое другое место за исключением того, что в нём размещались студенческие городки трёх вузов и академий, один из которых был особенно популярен среди иностранных студентов.

Слово «иностранец» в советские времена означало гражданина страны, которая была союзницей . Вы до сих пор можете встретить почти в совершенстве владеющих русским языком врачей и инженеров в любом уголке нашей планеты – от Афганистана до Замбии. И они с огромной теплотой вспоминают свои студенческие годы.

Московский технологический институт в Тарасовке был особенно популярен среди африканских студентов. Выйдя из электрички и направляясь к своей даче, вы могли встретить скорее группу высоченных баскетболистов из , чем классическую русскую бабушку с шалью на голове и с палочкой в руках.

Я до сих пор помню одну совершенно удивительную сцену. Я пошел как-то купаться на Клязьму. И там я увидел просто идеальную репродукцию картины Васнецова «Алёнушка» – деревья, камни, тростник и девушка, сидящая в печальной и задумчивой позе. Единственное отличие от этого шедевра мистического реализма передвижников состояло в том, что героиня была чёрнокожая, а волосы у неё были заплетены в сотню тонких косичек. Возникало какое-то идеальное впечатление смешения культур, в котором я, как и другие обитатели этого тихого российского посёлка, жили на протяжении десятилетий.

Я вырос, веря в то, что живу в подлинно интернациональной и гостеприимной стране. Меня трясёт от злости, когда читаю «мнения экспертов», как доморощенных, так и зарубежных, о том, что Россия – это от природы расистская страна, преследуемая призраками ксенофобии.

Почти в каждом сообщении из с рассказом о волнениях на этнической почве звучат заявления о том, что городские улицы кишат кровожадными скинхедами, ищущими очередную жертву неславянской внешности, а газетные полосы квадратными метрами отдают под материалы, которые я называю «нацистской порнухой» : снимки крупным планом молодых людей в вязаных шапочках, тянущих руки в римском приветствии.

Но у меня на сей счёт совершенно иное представление.

За последние месяцы несколько моих друзей подверглись в Москве нападению; в них стреляли, их били, им наносили удары ножами. В каждом случае нападавшими оказывались группы молодых людей из разных кавказских республик, в основном из . И в большинстве случаев их в отделении милиции отпускали, даже ни о чём не предупреждая.

Большая часть кавказских республик имеет своих «спецпредставителей» в других регионах России, которые готовы прийти на помощь землякам, оказавшимся в беде. Чаще всего это означает вытаскивание их из милиции.

Журналист из газеты «Известия» Дмитрий Соколов-Митрич утверждает, что вмешательство этих самых «спецпредставителей» мешает кавказской молодёжи по-настоящему интегрироваться в российском обществе и создаёт « безнаказанности».

Другой журналист Александр Митяев, которого вместе с друзьями избила в кафе группа кавказцев, говорит, что милиция делает всё возможное, чтобы не начать уголовное расследование. Жертвам часто советуют забрать свои заявления со словами: «Вы же знаете, что это ничего не даст, поэтому давайте не будет терять и ваше, и наше время попусту».

Я не говорю, что опасности русского правого экстремизма не существует. Но существует и национализм совершенно иного рода, который действует в прямо противоположном направлении. Многие русские хорошо знают, что это такое – стать жертвой этнических преследований.

Тому масса примеров: и унижающие достоинство «паспорта чужих» в прибалтийских государствах, и издевательства в студенческих общежитиях и казармах (достаточно вспомнить дело Максима Сычёва, который погиб в Ростове после конфликта со своим сокурсником-ингушем). Немногочисленные православные храмы, оставшиеся на Северном Кавказе, существуют в условиях постоянной угрозы осквернения – потому что это храмы .

Но фактически никто из представителей российской власти, западных СМИ и активистов-правозащитников не признаёт существование этих проблем.

Западные журналисты, пишущие об этнических проблемах в России, не просто несправедливы, недобросовестны и пристрастны. Они своими статьями усугубляют эти проблемы .

Российские власти, озабоченные репутацией и имиджем страны в преддверии чемпионата мира 2018 года, реагируют на подобные истории-страшилки ужесточением мер против весьма умеренных правых организаций, обеспечивая дальнейшую радикализацию их и без того опасных собратьев экстремистского толка. При этом они полностью игнорируют причины беспорядков, боясь, что на них наклеят ярлык расистов.

Именно это заставляет русских, даже тех, кто прежде был совершенно аполитичен, приходить на митинги и демонстрации, подобные той, что состоялась на Манежной площади (на самом деле, сейчас созревает совершенно новое протестное движение, планирующее проводить митинги 11 числа ежемесячно). И дело здесь отнюдь не в какой-то патологической ненависти к людям с другим цветом кожи. Наибольшая опасность заключается в том, что инициативу на таких митингах могут перехватить по-настоящему злобные правые экстремисты со своей ненавистью к иммигрантам.

Но мы не расисты . (Почти) любой иностранец рано или поздно обнаруживает, что русские, несмотря на свою кажущуюся холодность и грубость, могут оказаться самыми приятными и гостеприимными людьми на свете. Да, мы пока не освоили культурную чуткость и восприимчивость Запада, и то, что в